мнения

мнения

Беспрецедентный и многословный:
21 слово 2020 года

Пока мы вспоминаем, что успели сделать за год, лингвисты выбирают самые частотные, яркие и «говорящие» слова. Экспертный совет конкурса «Слово года» назвал главным «обнуление». Филолог и журналист Марина Королёва — одна из экспертов — рассказала, как проходили «выборы», а мы собрали и визуализировали информацию обо всех словах 2020 года.

Знак большого ноля

«Слово года» — ежегодная акция. Её проводят в России и многих других странах. Например, в Германии, США, Великобритании, Польше, Японии, Австралии. В этом году «выборы» прошли четырнадцатый раз.

Российских «кандидатов» выдвигают участники групп «Слово года» и «Неологизм года» на Фейсбуке. Заметки о новых и интересных словах каждый год начинают появляться на этих страницах уже в январе. Самые частотные варианты попадают в списки для голосования. Их передают Экспертному совету из четырнадцати человек. Это известные писатели, филологи, лингвисты, журналисты, культурологи и философы. Каждый член комиссии выбирает по семь слов и присваивает им от одного до семи баллов. Чем выше оценка у «кандидата», тем он, по мнению эксперта, ближе к победе.

Словом 2020 года стало обнуление. Оно ассоциируется, в первую очередь, с поправками, которые по итогам всероссийского голосования внесли в конституцию летом, но, по мнению руководителя совета, филолога и культуролога Михаила Эпштейна, слово связано не только с политикой. Об этом он пишет на сайте проекта «Сноб»:
Пока мы вспоминаем, что успели сделать за год, лингвисты выбирают самые частотные, яркие и «говорящие» слова. Экспертный совет конкурса «Слово года» назвал главным «обнуление». Филолог и журналист Марина Королёва — одна из экспертов — рассказала, как проходили «выборы», а мы собрали и визуализировали информацию обо всех словах 2020 года.

Знак большого ноля

«Слово года» — ежегодная акция. Её проводят в России и многих других странах. Например, в Германии, США, Великобритании, Польше, Японии, Австралии. В этом году «выборы» прошли четырнадцатый раз.

Российских «кандидатов» выдвигают участники групп «Слово года» и «Неологизм года» на Фейсбуке. Заметки о новых и интересных словах каждый год начинают появляться на этих страницах уже в январе. Самые частотные варианты попадают в списки для голосования. Их передают Экспертному совету из четырнадцати человек. Это известные писатели, филологи, лингвисты, журналисты, культурологи и философы. Каждый член комиссии выбирает по семь слов и присваивает им от одного до семи баллов. Чем выше оценка у «кандидата», тем он, по мнению эксперта, ближе к победе.

Словом 2020 года стало обнуление. Оно ассоциируется, в первую очередь, с поправками, которые по итогам всероссийского голосования внесли в конституцию летом, но, по мнению руководителя совета, филолога и культуролога Михаила Эпштейна, слово связано не только с политикой. Об этом он пишет на сайте проекта «Сноб»:
«Обнулилась в буквальном смысле, то есть подошла к концу жизнь множества людей. Обнулились работы, бизнесы, профессии, отрасли, бюджеты. В значительной степени обнулилась общественная и культурная жизнь. Знаком большого НОЛЯ помечено главное в минувшем году — обнуляющее воздействие пандемии на цивилизацию. Поэтому обнуление, какой бы смысл в него ни вкладывали конкретные эксперты, мне представляется самой ёмкой характеристикой уходящего года»
«Обнулилась в буквальном смысле, то есть подошла к концу жизнь множества людей. Обнулились работы, бизнесы, профессии, отрасли, бюджеты. В значительной степени обнулилась общественная и культурная жизнь. Знаком большого НОЛЯ помечено главное в минувшем году — обнуляющее воздействие пандемии на цивилизацию. Поэтому обнуление, какой бы смысл в него ни вкладывали конкретные эксперты, мне представляется самой ёмкой характеристикой уходящего года»
Марина Королёва, кандидат филологических наук и член Экспертного совета конкурса «Слово года», говорит, что «политическая» лексика могла обойти «ковидную» по разным причинам:
Марина Королёва, кандидат филологических наук и член Экспертного совета конкурса «Слово года», говорит, что «политическая» лексика могла обойти «ковидную» по разным причинам:
«Слова и выражения года выбирают всё-таки люди, а не машины. У каждого из них есть свои политические взгляды, каждый живёт в своём информационном "пузыре". У меня, например, на первых местах во всех номинациях были слова, связанные с коронавирусом, и моё мнение не совпало с мнением большинства. Вообще всё, что относится к коронавирусу, выражается несколькими словами: выбрать одно действительно непросто. Кроме того, не исключено, что люди просто устали от темы ковида или хотели сделать результаты голосования неочевидными»
«Слова и выражения года выбирают всё-таки люди, а не машины. У каждого из них есть свои политические взгляды, каждый живёт в своём информационном "пузыре". У меня, например, на первых местах во всех номинациях были слова, связанные с коронавирусом, и моё мнение не совпало с мнением большинства. Вообще всё, что относится к коронавирусу, выражается несколькими словами: выбрать одно действительно непросто. Кроме того, не исключено, что люди просто устали от темы ковида или хотели сделать результаты голосования неочевидными»
Объективно определить слово года, по мнению Марины Королёвой, можно только полностью «машинным» способом: «Нужна программа, которая выявит самые частотные слова. На каком-то этапе их можно предложить экспертам, но тогда эксперимент уже не будет чистым».

«Результаты наших "выборов" субъективны, — говорит филолог, — но мы чётко можем объяснить, как проводим конкурс. На мой взгляд, это плюс: как другие институции определяют слово года, понятно не всегда».

Кроме слова года, Экспертный совет всегда выбирает победителей в трёх других номинациях. Выражением года стал патриотический лозунг «Жыве Беларусь!», который в 2020-м ассоциируется с протестами в Минске. Самым ярким явлением антиязыка — языка пропаганды, лжи и агрессии — объявили фразу Владимира Путина «Навальный мог сам себя отравить».

Ещё одна номинация конкурса — протологизм года, то есть слово, которое автор создаёт и предлагает ввести в язык, но которое в итоге не закрепляется в качестве неологизма. Эксперты выбирают лучшее из слов, «сконструированных» участниками группы «Неологизм года». В 2020-м «словом, которое стоит придумать» стал обнулидер — этимологический родственник победителя в главной номинации.

«Среди протологизмов было много ковидной лексики, — рассказывает Марина Королёва. — Мне, например, очень понравилось слово самоизолектор. Это о лекторе, который соблюдает режим самоизоляции. Ещё я отметила глагол расковидеться (увидеться после карантина, по аналогии с разговеться. — Прим. «Изборника»)».

Инфекция пробралась в верхнюю часть списков и в других номинациях. Звание слова года могли получить коронавирус, ковид и самоизоляция, а в первой тройке выражений закрепились масочный режим и социальное дистанцирование.

Не Фейсбуком единым

Обнуление словом 2020 года объявил не только Экспертный совет одноимённого конкурса, но и Государственный институт русского языка имени А. С. Пушкина. Правда, первое место в рейтинге оно разделило с самоизоляцией.

Редакции авторитетных англоязычных словарей тоже подвели лингвистические итоги года. По версии британского Collins Dictionary, слово года — lockdown (локдаун), а по версии редакции американского словаря Уэбстера (Merriam-Webster) — pandemic (пандемия, пандемический).
Объективно определить слово года, по мнению Марины Королёвой, можно только полностью «машинным» способом: «Нужна программа, которая выявит самые частотные слова. На каком-то этапе их можно предложить экспертам, но тогда эксперимент уже не будет чистым».

«Результаты наших "выборов" субъективны, — говорит филолог, — но мы чётко можем объяснить, как проводим конкурс. На мой взгляд, это плюс: как другие институции определяют слово года, понятно не всегда».

Кроме слова года, Экспертный совет всегда выбирает победителей в трёх других номинациях. Выражением года стал патриотический лозунг «Жыве Беларусь!», который в 2020-м ассоциируется с протестами в Минске. Самым ярким явлением антиязыка — языка пропаганды, лжи и агрессии — объявили фразу Владимира Путина «Навальный мог сам себя отравить».

Ещё одна номинация конкурса — протологизм года, то есть слово, которое автор создаёт и предлагает ввести в язык, но которое в итоге не закрепляется в качестве неологизма. Эксперты выбирают лучшее из слов, «сконструированных» участниками группы «Неологизм года». В 2020-м «словом, которое стоит придумать» стал обнулидер — этимологический родственник победителя в главной номинации.

«Среди протологизмов было много ковидной лексики, — рассказывает Марина Королёва. — Мне, например, очень понравилось слово самоизолектор. Это о лекторе, который соблюдает режим самоизоляции. Ещё я отметила глагол расковидеться (увидеться после карантина, по аналогии с разговеться. — Прим. «Изборника»)».

Инфекция пробралась в верхнюю часть списков и в других номинациях. Звание слова года могли получить коронавирус, ковид и самоизоляция, а в первой тройке выражений закрепились масочный режим и социальное дистанцирование.

Не Фейсбуком единым

Обнуление словом 2020 года объявил не только Экспертный совет одноимённого конкурса, но и Государственный институт русского языка имени А. С. Пушкина. Правда, первое место в рейтинге оно разделило с самоизоляцией.

Редакции авторитетных англоязычных словарей тоже подвели лингвистические итоги года. По версии британского Collins Dictionary, слово года — lockdown (локдаун), а по версии редакции американского словаря Уэбстера (Merriam-Webster) — pandemic (пандемия, пандемический).
Оксфордский словарь выбрал не одно слово года, а шестнадцать. Их распределили по месяцам в зависимости от частоты использования.

Из-за природных пожаров в Австралии, которые полыхали с сентября 2019 по март 2020 года, bushfire (лесной пожар) стало одним из слов января. Второй символ месяца — impeachment (импичмент). Это слово напоминает об отставке президента США Дональда Трампа, которая, правда, не состоялась. Американский сенат прекратил процедуру импичмента, а февраль отреагировал на это словом аcquittal (оправдание).

Март стал месяцем коронавируса. А может быть, тогда началась целая эра. В списке слов, который Оксфордский словарь приводит в конце доклада «2020. Слова беспрецедентного года», есть аббревиатура BC — before Covid/before coronavirus (до ковида/до коронавируса). Практически до Рождества Христова.

Кстати, о ковиде. Классификационное название нового коронавируса — SARS-CoV-2 — перестали писать довольно быстро. Уже в апреле популярной стала аббревиатура COVID-19, которая позже превратилась в «цельное» слово в английском, русском и многих других языках. Вместе с этим сокращением символами месяца для английского языка стали lockdown (локдаун) и Social Distancing (социальное дистанцирование). В России в это время были карантинлокдаун зазвучал только осенью — и дискусионная социальная дистанция.

В мае коронавирус немного ослабил хватку в России и Европе. Именно поэтому главным словом месяца Оксфорд выбрал reopening (открытие, возобновление).

Летом английский язык стал чуть свободнее от ковида. Громче в нём зазвучали резонансные события общественной и политической жизни. Слово июня — Black Lives Matter. Так называется американское протестное движение в защиту прав темнокожих.

Cancel culture (культура отмены) стало одним из главных слов июля. Это публичная критика или бойкот, который объявляют известным людям и компаниям за оскорбительные или противоречащие моральным нормам слова и поступки. Не менее значима аббревиатура BIPOC (Black, Indigenous and People of Color). Ею обозначают темнокожих людей, коренных жителей и тех, кто не относится к белой расе.

Завершилось лето выборами президента США по почте и протестами в Белоруссии. Слова августа — mail-in (по почте) и Belarusian (белорусский).

Осенью языки мира, в том числе английский, накрыла вторая волна «ковидной» лексики. Оксфордское слово сентября — Moonshot. Так называют прорывные, «амбициозные и инновационные» проекты, но если это слово используют в качестве имени собственного, речь идёт о программе британского правительства. По её итогам в стране планируют увеличить количество тестов на коронавирус с 200 тысяч до 10 миллионов в день.

В октябре одним из главных слов стало «пандемическое» superspreader (cуперраспространитель). Оно обозначает инфицированный организм, который особенно заразен для других. Например, человека с большим количеством социальных контактов во время эпидемии коронавируса.

Второе слово второго осеннего месяца связано с экологией. Net zero — цель регулировать выброс парниковых газов и разрабатывать для этого новые методы. Слово стало популярным, когда Китай пообещал к 2060 году сделать так, чтобы выброс углекислого газа в атмосферу полностью прекратился.
Оксфордский словарь выбрал не одно слово года, а шестнадцать. Их распределили по месяцам в зависимости от частоты использования.

Из-за природных пожаров в Австралии, которые полыхали с сентября 2019 по март 2020 года, bushfire (лесной пожар) стало одним из слов января. Второй символ месяца — impeachment (импичмент). Это слово напоминает об отставке президента США Дональда Трампа, которая, правда, не состоялась. Американский сенат прекратил процедуру импичмента, а февраль отреагировал на это словом аcquittal (оправдание).

Март стал месяцем коронавируса. А может быть, тогда началась целая эра. В списке слов, который Оксфордский словарь приводит в конце доклада «2020. Слова беспрецедентного года», есть аббревиатура BC — before Covid/before coronavirus (до ковида/до коронавируса). Практически до Рождества Христова.

Кстати, о ковиде. Классификационное название нового коронавируса — SARS-CoV-2 — перестали писать довольно быстро. Уже в апреле популярной стала аббревиатура COVID-19, которая позже превратилась в «цельное» слово в английском, русском и многих других языках. Вместе с этим сокращением символами месяца для английского языка стали lockdown (локдаун) и Social Distancing (социальное дистанцирование). В России в это время были карантинлокдаун зазвучал только осенью — и дискусионная социальная дистанция.

В мае коронавирус немного ослабил хватку в России и Европе. Именно поэтому главным словом месяца Оксфорд выбрал reopening (открытие, возобновление).

Летом английский язык стал чуть свободнее от ковида. Громче в нём зазвучали резонансные события общественной и политической жизни. Слово июня — Black Lives Matter. Так называется американское протестное движение в защиту прав темнокожих.

Cancel culture (культура отмены) стало одним из главных слов июля. Это публичная критика или бойкот, который объявляют известным людям и компаниям за оскорбительные или противоречащие моральным нормам слова и поступки. Не менее значима аббревиатура BIPOC (Black, Indigenous and People of Color). Ею обозначают темнокожих людей, коренных жителей и тех, кто не относится к белой расе.

Завершилось лето выборами президента США по почте и протестами в Белоруссии. Слова августа — mail-in (по почте) и Belarusian (белорусский).

Осенью языки мира, в том числе английский, накрыла вторая волна «ковидной» лексики. Оксфордское слово сентября — Moonshot. Так называют прорывные, «амбициозные и инновационные» проекты, но если это слово используют в качестве имени собственного, речь идёт о программе британского правительства. По её итогам в стране планируют увеличить количество тестов на коронавирус с 200 тысяч до 10 миллионов в день.

В октябре одним из главных слов стало «пандемическое» superspreader (cуперраспространитель). Оно обозначает инфицированный организм, который особенно заразен для других. Например, человека с большим количеством социальных контактов во время эпидемии коронавируса.

Второе слово второго осеннего месяца связано с экологией. Net zero — цель регулировать выброс парниковых газов и разрабатывать для этого новые методы. Слово стало популярным, когда Китай пообещал к 2060 году сделать так, чтобы выброс углекислого газа в атмосферу полностью прекратился.
Слова ноября и декабря редакция Оксфордского словаря не выбрала. Зато приложила к докладу список «кандидатов», которые не получили главный титул, но тоже стали знаковыми для 2020 года.

Среди них plandemic (пландемия) — спланированная пандемия, и infodemic (инфодемия) — распространение разнообразной, часто необоснованной информации о кризисе, споре или событии. Такие сведения быстро и бесконтрольно распространяются и усиливают беспокойство в обществе. Здесь же hygiene theatre (театр гигиены). Это «потёмкинские деревни» эпохи ковида — меры, которые создают иллюзию дезинфекции, но не снижают риск заражения.

Похожий список составили лингвисты Уральского федерального университета вместе с коллегами из Финляндии, Швеции и Испании. Слова, которые в него вошли, описывают типичные для эпидемии коронавируса ситуации и типы отношения к ним. Например, ковидло — повидло, запаха которого не чувствует заболевший, а коронапофигист — тот, кто не боится заработать такой симптом.

«Яндекс» на основе поисковых запросов определил слова десятилетия. Ими стали карантин, пропуск и конституция. Употребление этих имён нарицательных в разные годы учащалось более чем в три раза.

Если коронавирус кто-то умудряется игнорировать, то не заметить, как он изменил язык за 2020 год, трудно. Появились абсолютно новые понятия, стали общеупотребительными профессиональные медицинские термины, актуализировались привычные, но не слишком частотные слова наподобие масок и перчаток. Что будет в новом году, неизвестно. Но никто не запретит попросить деда Мороза, чтобы он обнулил пандемию и сделал историей «ковидную» лексику.
Слова ноября и декабря редакция Оксфордского словаря не выбрала. Зато приложила к докладу список «кандидатов», которые не получили главный титул, но тоже стали знаковыми для 2020 года.

Среди них plandemic (пландемия) — спланированная пандемия, и infodemic (инфодемия) — распространение разнообразной, часто необоснованной информации о кризисе, споре или событии. Такие сведения быстро и бесконтрольно распространяются и усиливают беспокойство в обществе. Здесь же hygiene theatre (театр гигиены). Это «потёмкинские деревни» эпохи ковида — меры, которые создают иллюзию дезинфекции, но не снижают риск заражения.

Похожий список составили лингвисты Уральского федерального университета вместе с коллегами из Финляндии, Швеции и Испании. Слова, которые в него вошли, описывают типичные для эпидемии коронавируса ситуации и типы отношения к ним. Например, ковидло — повидло, запаха которого не чувствует заболевший, а коронапофигист — тот, кто не боится заработать такой симптом.

«Яндекс» на основе поисковых запросов определил слова десятилетия. Ими стали карантин, пропуск и конституция. Употребление этих имён нарицательных в разные годы учащалось более чем в три раза.

Если коронавирус кто-то умудряется игнорировать, то не заметить, как он изменил язык за 2020 год, трудно. Появились абсолютно новые понятия, стали общеупотребительными профессиональные медицинские термины, актуализировались привычные, но не слишком частотные слова наподобие масок и перчаток. Что будет в новом году, неизвестно. Но никто не запретит попросить деда Мороза, чтобы он обнулил пандемию и сделал историей «ковидную» лексику.
Автор: Полина Меньшова
18 декабря 2020, 20:00
Автор: Полина Меньшова
18 декабря 2020, 20:00