теория

теория

По ленте времени: история русского языка

Остановка «Праславянский язык». Согласные

Всем, кто когда-нибудь спрашивал вселенную, откуда взялось злополучное «течёт» вместо логичного «текёт», посвящается. Праславянский язык без проблем ответит на этот вопрос. А заодно — угостит «тортами», из-за которых появились пары слов наподобие «град — город».

Монофтонгизация дифтонгоидов с носовыми согласными

Носители русского языка знают, что корни с чередованием не заканчиваются на всяких гор — гар и лаг — лож. Существуют ещё всевозможные начать — начинать, взять — взимать и тому подобные. Они тоже результат одного из процессов праславянского периода.

Помимо дифтонгов в праславянском языке были дифтонгические сочетания «гласный + носовой согласный»: *en, *on, *īm, *ĭm и другие. Они, как и дифтонги, перед согласным слились в один гласный звук, а перед гласным превратились в сочетание самостоятельных гласного и носового согласного. Например: мять — сминать, дуть — дым (из дымъ).

Из-за того, что в праславянском языке чередовались дифтонгоиды с кратким и долгим гласным (к примеру, *īm и *ĭm), перед гласным появлялись разные сочетания: не только ин, но и ьн; не только ым, но и ъм. Поэтому в современном русском языке, пережившем падение редуцированных, сохраняются чередования:

взять — взимать — возьму;

мять — сминать – м(ь)ну;

дуть — дым(ъ) — над(ъ)менный.

Иногда чередовались дифтонгоиды с качественно разными гласными. Например, *en и *on. Тогда после монофтонгизации появлялось следующее:

звякать — звук — звенеть — звон(ъ);

трясти — трус.

Преобразование дифтонгоидов с согласными *r и *l

Дифтонгоиды в праславянском были не только с носовыми, но и с плавными согласными, то есть с *r и *l. Самый распространённый позиционный вариант этих сочетаний — между согласными: *tort (t — любой согласный).

По сочетаниям, которые заняли их место, легко различать южнославянские, восточнославянские и западнославянские языки. А ещё — находить церковнославянские заимствования в современном русском языке.

В восточнославянских языках (к ним относятся древнерусский и современный русский) дифтонгоиды с плавными заменили полногласные сочетания, то есть сочетания «гласный + плавный согласный + гласный», как в словах «город», «молоко», «молодой». В южнославянских (в том числе в старославянском и церковнославянском) — неполногласные, «плавный согласный + гласный». Это видно в русских словах, заимствованных из церковнославянского языка: «град», «млеко», «младой». Для западнославянских языков тоже характерно неполногласие, но, если чешский в этом плане напоминает старославянский, то в польском на месте старославянского а оказывается о или ó (этимологически [о], хотя в современном польском языке обозначает звук [у]). В аналогичном соответствии находятся начальные сочетания ла и ло в славянских языках: ладья в старославянском, но лодка в древнерусском (в польском łódka).

В русском языке немало заимствований из старославянского. Полногласные и неполногласные варианты одного и того же корня у нас сосуществуют. И да, это ещё одна разновидность корней с чередованием:

ворота — вратарь;

молодой — младенец;

берег — прибрежный;

росток — растение;

ошеломить — шлем (все помнят «шеломы» из «Слова о полку Игореве»?);

лодка — ладья (они вообще были одним и тем же словом в разных языках, но стали различаться, когда оказались в одном).

Палатализации

Из курса фонетики вы узнаете, что палатализация, или смещение артикуляции согласного звука к твёрдому нёбу, — это смягчение. А смягчение происходит, как правило, когда согласный встречается со звуком j'.

Праславянские корни тоже встречались с йотом или гласными переднего ряда (и, е, ь, ѣ), и их конечные согласные тоже смягчались. Но не у всех согласных была пара по твердости-мягкости, поэтому смягчались они не совсем так, как это происходит в современном русском языке. Например, *k под действием j' или гласных переднего ряда мог превратиться в ч или ц: отрекаться — отречение — отрицать; тук – туча.

Аналогично со звонкими согласными:

подвиг — подвижник — подвизаться; стерегу — стережет.

Другие чередования согласных, которые возникли в результате палатализаций разных видов:

х — ш: сухой — сушить;

с' — ш: носить — ноша;

з' — ж: возить — вожу;

ст' — щ': простить — прощать;

ск — щ': плескать — плещет;

сл' — шл': мыслить — мышление;

т' — ч' (древнерусский) — щ' (старославянский): светить — свеча — освещение;

д' — ж (древнерусский) — жд' (старославянский): водить — вожу — вождь.

«Вечнотвёрдые» ж, ш и ц здесь оказались не по ошибке. До XVI века они были мягкими и действительно могли появиться на месте других звуков после смягчения. Именно поэтому в научной литературе их называют не «всегда твёрдыми», а поздно отвердевшими.

Сочетания «губной согласный + j'» превращались в «губной согласный + л'»:

ловить — ловлю;

любить — люблю;

крепить — укрепляю;

земной — земля.

Современные русские глаголы на -чь появились тоже благодаря палатализации. Например, к корням *pek- и *sterg- добавлялся показатель начальной формы глагола *ti, и сочетания *kt + i, *gt + i в словах *pek(ti) и *sterg(ti) давали щ' в южнославянских и ч' в восточнославянских языках. Поэтому в русском языке существуют чередования к — ч' (пеку — печёшь) и г — щ' — ч' (помогу — помощь — помочь).
Всем, кто когда-нибудь спрашивал вселенную, откуда взялось злополучное «течёт» вместо логичного «текёт», посвящается. Праславянский язык без проблем ответит на этот вопрос. А заодно — угостит «тортами», из-за которых появились пары слов наподобие «град — город».

Монофтонгизация дифтонгоидов с носовыми согласными

Носители русского языка знают, что корни с чередованием не заканчиваются на всяких гор — гар и лаг — лож. Существуют ещё всевозможные начать — начинать, взять — взимать и тому подобные. Они тоже результат одного из процессов праславянского периода.

Помимо дифтонгов в праславянском языке были дифтонгические сочетания «гласный + носовой согласный»: *en, *on, *īm, *ĭm и другие. Они, как и дифтонги, перед согласным слились в один гласный звук, а перед гласным превратились в сочетание самостоятельных гласного и носового согласного. Например: мять — сминать, дуть — дым (из дымъ).

Из-за того, что в праславянском языке чередовались дифтонгоиды с кратким и долгим гласным (к примеру, *īm и *ĭm), перед гласным появлялись разные сочетания: не только ин, но и ьн; не только ым, но и ъм. Поэтому в современном русском языке, пережившем падение редуцированных, сохраняются чередования:

взять — взимать — возьму;

мять — сминать – м(ь)ну;

дуть — дым(ъ) — над(ъ)менный.

Иногда чередовались дифтонгоиды с качественно разными гласными. Например, *en и *on. Тогда после монофтонгизации появлялось следующее:

звякать — звук — звенеть — звон(ъ);

трясти — трус.

Преобразование дифтонгоидов с согласными *r и *l

Дифтонгоиды в праславянском были не только с носовыми, но и с плавными согласными, то есть с *r и *l. Самый распространённый позиционный вариант этих сочетаний — между согласными: *tort (t — любой согласный).

По сочетаниям, которые заняли их место, легко различать южнославянские, восточнославянские и западнославянские языки. А ещё — находить церковнославянские заимствования в современном русском языке.

В восточнославянских языках (к ним относятся древнерусский и современный русский) дифтонгоиды с плавными заменили полногласные сочетания, то есть сочетания «гласный + плавный согласный + гласный», как в словах «город», «молоко», «молодой». В южнославянских (в том числе в старославянском и церковнославянском) — неполногласные, «плавный согласный + гласный». Это видно в русских словах, заимствованных из церковнославянского языка: «град», «млеко», «младой». Для западнославянских языков тоже характерно неполногласие, но, если чешский в этом плане напоминает старославянский, то в польском на месте старославянского а оказывается о или ó (этимологически [о], хотя в современном польском языке обозначает звук [у]). В аналогичном соответствии находятся начальные сочетания ла и ло в славянских языках: ладья в старославянском, но лодка в древнерусском (в польском łódka).

В русском языке немало заимствований из старославянского. Полногласные и неполногласные варианты одного и того же корня у нас сосуществуют. И да, это ещё одна разновидность корней с чередованием:

ворота — вратарь;

молодой — младенец;

берег — прибрежный;

росток — растение;

ошеломить — шлем (все помнят «шеломы» из «Слова о полку Игореве»?);

лодка — ладья (они вообще были одним и тем же словом в разных языках, но стали различаться, когда оказались в одном).

Палатализации

Из курса фонетики вы узнаете, что палатализация, или смещение артикуляции согласного звука к твёрдому нёбу, — это смягчение. А смягчение происходит, как правило, когда согласный встречается со звуком j'.

Праславянские корни тоже встречались с йотом или гласными переднего ряда (и, е, ь, ѣ), и их конечные согласные тоже смягчались. Но не у всех согласных была пара по твердости-мягкости, поэтому смягчались они не совсем так, как это происходит в современном русском языке. Например, *k под действием j' или гласных переднего ряда мог превратиться в ч или ц: отрекаться — отречение — отрицать; тук – туча.

Аналогично со звонкими согласными:

подвиг — подвижник — подвизаться; стерегу — стережет.

Другие чередования согласных, которые возникли в результате палатализаций разных видов:

х — ш: сухой — сушить;

с' — ш: носить — ноша;

з' — ж: возить — вожу;

ст' — щ': простить — прощать;

ск — щ': плескать — плещет;

сл' — шл': мыслить — мышление;

т' — ч' (древнерусский) — щ' (старославянский): светить — свеча — освещение;

д' — ж (древнерусский) — жд' (старославянский): водить — вожу — вождь.

«Вечнотвёрдые» ж, ш и ц здесь оказались не по ошибке. До XVI века они были мягкими и действительно могли появиться на месте других звуков после смягчения. Именно поэтому в научной литературе их называют не «всегда твёрдыми», а поздно отвердевшими.

Сочетания «губной согласный + j'» превращались в «губной согласный + л'»:

ловить — ловлю;

любить — люблю;

крепить — укрепляю;

земной — земля.

Современные русские глаголы на -чь появились тоже благодаря палатализации. Например, к корням *pek- и *sterg- добавлялся показатель начальной формы глагола *ti, и сочетания *kt + i, *gt + i в словах *pek(ti) и *sterg(ti) давали щ' в южнославянских и ч' в восточнославянских языках. Поэтому в русском языке существуют чередования к — ч' (пеку — печёшь) и г — щ' — ч' (помогу — помощь — помочь).
Автор: Полина Меньшова
21 декабря 2020, 20:00
Автор: Полина Меньшова
21 декабря 2020, 20:00
Источники
Шулежкова, С. Г. Старославянский язык, древнерусский язык и историческая грамматика русского языка: опыт сопоставительного изучения. М.: ФЛИНТА, 2016.
Источники
Шулежкова, С. Г. Старославянский язык, древнерусский язык и историческая грамматика русского языка: опыт сопоставительного изучения. М.: ФЛИНТА, 2016.