Детали 12–14. Трое из ларца: междометия, звукоподражания и модальные слова

Наш морфологический пазл завершается разговором сразу о нескольких группах слов: междометиях, звукоподражаниях и модальных словах. Всё потому, что эти группы похожи друг на друга и занимают небольшую, но очень важную площадь на карте русского языка. Рассказываем, почему эти три группы слов не все ученые считают полноценными частями речи и чем они отличаются от других деталек морфологической картины.

Междометия, звукоподражания и модальные слова — одни из самых спорных «группировок» в современном русском языке. Их трудно однозначно назвать частями речи или, наоборот, оставить за пределами этой классификации.

От слов самостоятельных частей речи они отличаются тем, что у них нет самостоятельного специфического лексического значения и синтаксической функции. Например, ой ничего не обозначает само по себе, важна ситуация, в которой оно произносится. А в предложении это междометие будет стоять «особняком», а не выступать в роли подлежащего, сказуемого или одного из второстепенных членов.

В отличие от служебных частей речи, междометия, звукоподражания и модальные слова не связывают слова в предложении, не «служат» самостоятельным частям речи. Если без предлога с предложение Ой, с тобой так весело! потеряет смысл, то междометие ой легко можно опустить.

Чтобы лучше понять, почему так происходит, рассмотрим все три группы слов по отдельности.

Междометия сигнализируют об эмоциях, волеизъявлениях и призывах. Чаще это неизменяемые звуки или комплексы звуков: о!, ах, э, на! и так далее. Междометия не могут быть членами предложения, но при этом способны образовывать слова-предложения. По значению их можно разделить на три группы:
Наш морфологический пазл завершается разговором сразу о нескольких группах слов: междометиях, звукоподражаниях и модальных словах. Всё потому, что эти группы похожи друг на друга и занимают небольшую, но очень важную площадь на карте русского языка. Рассказываем, почему эти три группы слов не все ученые считают полноценными частями речи и чем они отличаются от других деталек морфологической картины.

Междометия, звукоподражания и модальные слова — одни из самых спорных «группировок» в современном русском языке. Их трудно однозначно назвать частями речи или, наоборот, оставить за пределами этой классификации.

От слов самостоятельных частей речи они отличаются тем, что у них нет самостоятельного специфического лексического значения и синтаксической функции. Например, ой ничего не обозначает само по себе, важна ситуация, в которой оно произносится. А в предложении это междометие будет стоять «особняком», а не выступать в роли подлежащего, сказуемого или одного из второстепенных членов.

В отличие от служебных частей речи, междометия, звукоподражания и модальные слова не связывают слова в предложении, не «служат» самостоятельным частям речи. Если без предлога с предложение Ой, с тобой так весело! потеряет смысл, то междометие ой легко можно опустить.

Чтобы лучше понять, почему так происходит, рассмотрим все три группы слов по отдельности.

Междометия сигнализируют об эмоциях, волеизъявлениях и призывах. Чаще это неизменяемые звуки или комплексы звуков: о!, ах, э, на! и так далее. Междометия не могут быть членами предложения, но при этом способны образовывать слова-предложения. По значению их можно разделить на три группы:
1
эмоциональные: ой, ух, ого, увы, фи, тьфу, господи, чёрт возьми, батюшки;
2
императивные (побуждающие к действию): алло, эй, ау, караул, стоп, чур, тс;
3
связанные с этикетом: спасибо, пожалуйста, здравствуйте, до свидания.
1
эмоциональные: ой, ух, ого, увы, фи, тьфу, господи, чёрт возьми, батюшки;
2
императивные (побуждающие к действию): алло, эй, ау, караул, стоп, чур, тс;
3
связанные с этикетом: спасибо, пожалуйста, здравствуйте, до свидания.
В школьной программе междометия традиционно выделяются как часть речи, однако есть и аргументы, которые дают основание не включать их в общую классификацию. В отличие от самостоятельных частей речи, междометия не называют эмоции или чувства, а только помогают выразить их или волю говорящего. Они не бывают членами предложения, как и служебные части речи, но, в отличие от них, междометия — не обязательный компонент предложения, без них передать суть высказывания возможно. Например, мы можем сказать не На!, а Возьми; не Мамочки!, а Мне страшно!.

Многие междометия образовалось путём перехода из других частей речи. Например, боже и господи — бывшие существительные в форме звательного падежа. И если изначально они использовались только в религиозном контексте, в качестве обращений к богу, то в роли междометий просто помогают выразить восхищение, страх и другие эмоции: Господи, какая красота!; Боже, как я испугалась!. Более того, эти междометия легко услышать в речи людей, которые не исповедуют христианство.

Некоторые ученые отделяют от междометий звукоподражания. Эти слова имитируют звуки средствами языка: мяу, му, тик-так, дзынь, бац. Необходимость различать междометия и звукоподражания продиктована прежде всего категориальным значением. Первые помогают выразить эмоции, а вторые воспро­изводят звуки живой и неживой природы, которые с эмоциями, как правило, не связаны. Если междометие ах может выражать испуг, удивление, восторг, то мяу просто воспроизводит звук, который издаёт кошка.

Ещё звукоподражания и междометия нередко по-разному ведут себя в предложении. Первые чаще могут включаются в его состав, быть членами предложения: По всему болоту разносилось долгое ква-а-а. А вторые при использовании в своей обычной функции оказываются «в стороне». Это выражается тем, что на письме мы выделяем междометия запятыми.

Подобно междометиям, звукоподражания могут использоваться в качестве слов-предложений:

— Заходят как-то в бар немец, француз и русский…

Ха-ха-ха!

Третья «неоднозначная» группа — модальные слова. Они показывают отношение говорящего к какому-то явлению или событию. К таким словам, например, относятся по-видимому, верно, возможно, разумеется. При этом, несмотря на свою «ветреность», модальные слова статичны: они не изменяются и не выступают в качестве членов предложения. Этим они напоминают вводные конструкции и частицы, поэтому не все лингвисты признают модальные слова отдельной частью речи.

У модальных слов нет чёткого лексического значения, как у самостоятельных частей речи, но всё же оно более конкретно, чем у служебных: сравните, например, модальное возможно и предлог к. Модальные слова не могут быть членами предложения, но и «служебной» функции у них нет: их можно «выбросить» без потери смысла, как и междометия. Поэтому модальные слова тоже занимают промежуточное положение между самостоятельными и служебными частями речи.

«История» модальных слов строится по одной логике: это бывшие слова самостоятельных частей речи, которые переродились по смыслу и синтаксически и утратили с ними связь. Например, положим в предложении Они сделали, положим, верные выводы воспринимается не как глагольная форма, а как единица, выражающая отношение говорящего к мысли, которую он высказывает.

Помимо глаголов, превращаться в модальные слова могут


В школьной программе междометия традиционно выделяются как часть речи, однако есть и аргументы, которые дают основание не включать их в общую классификацию. В отличие от самостоятельных частей речи, междометия не называют эмоции или чувства, а только помогают выразить их или волю говорящего. Они не бывают членами предложения, как и служебные части речи, но, в отличие от них, междометия — не обязательный компонент предложения, без них передать суть высказывания возможно. Например, мы можем сказать не На!, а Возьми; не Мамочки!, а Мне страшно!.

Многие междометия образовалось путём перехода из других частей речи. Например, боже и господи — бывшие существительные в форме звательного падежа. И если изначально они использовались только в религиозном контексте, в качестве обращений к богу, то в роли междометий просто помогают выразить восхищение, страх и другие эмоции: Господи, какая красота!; Боже, как я испугалась!. Более того, эти междометия легко услышать в речи людей, которые не исповедуют христианство.

Некоторые ученые отделяют от междометий звукоподражания. Эти слова имитируют звуки средствами языка: мяу, му, тик-так, дзынь, бац. Необходимость различать междометия и звукоподражания продиктована прежде всего категориальным значением. Первые помогают выразить эмоции, а вторые воспро­изводят звуки живой и неживой природы, которые с эмоциями, как правило, не связаны. Если междометие ах может выражать испуг, удивление, восторг, то мяу просто воспроизводит звук, который издаёт кошка.

Ещё звукоподражания и междометия нередко по-разному ведут себя в предложении. Первые чаще могут включаются в его состав, быть членами предложения: По всему болоту разносилось долгое ква-а-а. А вторые при использовании в своей обычной функции оказываются «в стороне». Это выражается тем, что на письме мы выделяем междометия запятыми.

Подобно междометиям, звукоподражания могут использоваться в качестве слов-предложений:

— Заходят как-то в бар немец, француз и русский…

Ха-ха-ха!

Третья «неоднозначная» группа — модальные слова. Они показывают отношение говорящего к какому-то явлению или событию. К таким словам, например, относятся по-видимому, верно, возможно, разумеется. При этом, несмотря на свою «ветреность», модальные слова статичны: они не изменяются и не выступают в качестве членов предложения. Этим они напоминают вводные конструкции и частицы, поэтому не все лингвисты признают модальные слова отдельной частью речи.

У модальных слов нет чёткого лексического значения, как у самостоятельных частей речи, но всё же оно более конкретно, чем у служебных: сравните, например, модальное возможно и предлог к. Модальные слова не могут быть членами предложения, но и «служебной» функции у них нет: их можно «выбросить» без потери смысла, как и междометия. Поэтому модальные слова тоже занимают промежуточное положение между самостоятельными и служебными частями речи.

«История» модальных слов строится по одной логике: это бывшие слова самостоятельных частей речи, которые переродились по смыслу и синтаксически и утратили с ними связь. Например, положим в предложении Они сделали, положим, верные выводы воспринимается не как глагольная форма, а как единица, выражающая отношение говорящего к мысли, которую он высказывает.

Помимо глаголов, превращаться в модальные слова могут
наречия: верно, точно;
существительные: правда, факт;
глагольные формы: разумеется, кажется;
слова местоимённого характера: само собой, никак.
наречия: верно, точно;
существительные: правда, факт;
глагольные формы: разумеется, кажется;
слова местоимённого характера: само собой, никак.
По функциям модальные слова делят на несколько групп:
По функциям модальные слова делят на несколько групп:
1
Те, что передают уверенность. В их числе конечно, безусловно, несомненно, разумеется и прочие.
2
Те, которые помогают выразить предположение или сомнение: вероятно, наверное, предположительно.
3
Слова, с помощью которых говорящий оценивает то, что происходит: к счастью, к сожалению и так далее.
4
Конструкции, которые передают информацию о том, как организованы речь или процесс общения. Например, на порядок изложения мыслей указывают слова во-первых, во-вторых, в-третьих. О том, что дальше последует обобщение, говорят итак, таким образом, словом. Чтобы привлечь внимание собеседника, мы используем конструкции представьте, знаете ли, видите ли.
1
Те, что передают уверенность. В их числе конечно, безусловно, несомненно, разумеется и прочие.
2
Те, которые помогают выразить предположение или сомнение: вероятно, наверное, предположительно.
3
Слова, с помощью которых говорящий оценивает то, что происходит: к счастью, к сожалению и так далее.
4
Конструкции, которые передают информацию о том, как организованы речь или процесс общения. Например, на порядок изложения мыслей указывают слова во-первых, во-вторых, в-третьих. О том, что дальше последует обобщение, говорят итак, таким образом, словом. Чтобы привлечь внимание собеседника, мы используем конструкции представьте, знаете ли, видите ли.
Некоторые учёные предлагают относить к модальным словам конструкции вроде по словам Ивана Иванова, не в обиду будет сказано, как мы уже замечали. Однако статус таких выражений — вопрос дискуссионный. Проблема в том, что их можно воспринимать как отдельные предложения, которые легко разобрать синтаксически и определить в них частеречную принадлежность каждого слова. Они находятся на грани между словами, которые выражают отношение говорящего к происходящему и отдельными вводными предложениями.

Три похожие, но вместе с тем удивительно разные группы слов объединились в последнюю часть нашего морфологического пазла. Картина частей речи сложилась, и теперь остаётся лишь внимательно рассматривать каждую из деталей. А любопытные факты о некоторых из них обязательно появятся в разделе «Интересное».
Некоторые учёные предлагают относить к модальным словам конструкции вроде по словам Ивана Иванова, не в обиду будет сказано, как мы уже замечали. Однако статус таких выражений — вопрос дискуссионный. Проблема в том, что их можно воспринимать как отдельные предложения, которые легко разобрать синтаксически и определить в них частеречную принадлежность каждого слова. Они находятся на грани между словами, которые выражают отношение говорящего к происходящему и отдельными вводными предложениями.

Три похожие, но вместе с тем удивительно разные группы слов объединились в последнюю часть нашего морфологического пазла. Картина частей речи сложилась, и теперь остаётся лишь внимательно рассматривать каждую из деталей. А любопытные факты о некоторых из них обязательно появятся в разделе «Интересное».
Автор: Ольга Ермакова
25 августа 2022, 16:00
Источники
Гвоздев, А. Н. Современный русский литературный язык. Часть 1. Фонетика и Морфология. М.: Просвещение, 1973.

Розенталь, Д. Э. Орфография и морфология. Правила и упражнения. М.: Мир и образование, 2016.

Розенталь, Д. Э. Справочник по правописанию и литературной правке. М.: Айрис Пресс, 2016.

Князев, С. В. Современный русский литературный язык. Фонетика, орфоэпия, графика и орфография. М.: Гаудеамус» 2011.