теория

теория

Внутри квадратных скобок: фонетика

Как звуки уживаются друг с другом (часть 1)

Чтобы взаимодействовать и находить общий язык, людям приходится идти на уступки, подстраиваться друг под друга. Звуки в этом плане мало от них отличаются. Погружаемся в «психологию» жителей квадратных скобок, изучаем типы отношений между ними и разбираемся, почему изолированный звук и звук в слове или фразе — иногда совершенно разные звуки.

Фонетические законы русского языка часто напоминают правила, которым подчиняется поведение людей в обществе. Например, звуки тоже умеют подражать другим звукам или полностью «копировать их манеру поведения». То есть звук может уподобляться другому по одному или нескольким общим признакам. Это явление называется ассимиляцией. Оно возможно между гласными или между согласными, но не между гласным и согласным, поскольку у них общих признаков нет.
Чтобы взаимодействовать и находить общий язык, людям приходится идти на уступки, подстраиваться друг под друга. Звуки в этом плане мало от них отличаются. Погружаемся в «психологию» жителей квадратных скобок, изучаем типы отношений между ними и разбираемся, почему изолированный звук и звук в слове или фразе — иногда совершенно разные звуки.

Фонетические законы русского языка часто напоминают правила, которым подчиняется поведение людей в обществе. Например, звуки тоже умеют подражать другим звукам или полностью «копировать их манеру поведения». То есть звук может уподобляться другому по одному или нескольким общим признакам. Это явление называется ассимиляцией. Оно возможно между гласными или между согласными, но не между гласным и согласным, поскольку у них общих признаков нет.
Звуки [б] и [п]
Для согласных характерна ассимиляция:

  • по звонкости/глухости: в слове «просьба» на месте [с'], которое можно услышать в однокоренном слове «просить», мы произносим [з'], поскольку следом идёт звонкий [б], а слово «вход» начинается с глухого [ф] — в этом «виноват» стоящий далее [х];

  • по твёрдости/мягкости: в слове «стелька» [с] смягчается под действием [т'].

Зубные согласные могут полностью уподобляться соседним шипящим в результате ассимиляции по месту образования: без шума — бе[шш]ума, от чего — о[ч'ч']его. «Подражание» по способу образования чаще встречается в диалектной речи, когда, например, в слове «медный» смычный [д] под влиянием «соседа справа» превращается в носовой [н].

Гласные тоже могут уподобляться друг другу по всем характерным для них признакам: по ряду, подъёму и огублению (лабиализации). В современном русском языке чаще можно встретить ассимиляцию третьего типа, но она характерна для разговорной речи (в слове «покупать» в первом слоге нередко произносится звук, близкий к [у], и происходит это под действием гласного [у] во втором слоге) и просторечия («хулиган» превращается в характерного для нелитературной речи «ху[л'у]гана»).

Примеры других типов можно найти, проследив, как развивалась фонетика русского языка и как многие знакомые нам слова стали именно такими, какими мы привыкли их видеть и слышать.

Существует несколько видов ассимиляции.

  • Полная ассимиляция заставляет звук уподобляться другому по всем признакам, которые до этого их различали, фактически превращаться в него (без шума — бе[шш]ума); при неполной один звук меняется под действием другого, но не становится его копией (без папы — бе[с] папы, а не бе[п] папы);

  • Контактная ассимиляция происходит между соседними звуками, (без папы — бе[с] папы), а дистантная — между звуками, которые не находятся в непосредственном контакте (ассимиляция в словах «покупать» и «хулиган» из примера выше);

  • Регрессивная ассимиляция «направлена назад» (влево, поскольку слова русского языка мы читаем слева направо), это явление, при котором предыдущий звук меняется под действием последующего ([ф]ход), а прогрессивная — вперёд (вправо), это изменение последующего звука под действием предыдущего. В русском литературном языке прогрессивная ассимиляция практически не встречается, но примеры этого явления можно найти в диалектной речи: Танька — [та́н'к'а(ъ)].

Любую ассимиляцию можно охарактеризовать по всем перечисленным признакам. Так, фраза «бе[с] папы» демонстрирует неполную контактную регрессивную ассимиляцию.

Звукам, как и людям, хочется сохранять свою индивидуальность и не быть похожими друг на друга. Поэтому существует диссимиляция, то есть расподобление по одному или нескольким признакам. Хрестоматийный пример диссимиляции — слово «легко». В нём звук [г] (ср. «лёгок») сначала оглушается под действием соседнего [к], то есть полностью ассимилируется ему. А затем, будучи смычным согласным и находясь перед таким же смычным, [к] превращается в щелевой [х], поскольку человеку, говорящему на русском языке, гораздо проще произнести сочетание [хк], чем [кк], — для этого требуется меньше артикуляционных усилий.

В слове «легко» мы находим пример диссимиляции по способу образования. Расподобление согласных по другим признакам и диссимиляция гласных тоже возможны. Только встречаются они в основном в диалектной речи, а не в литературном языке. Эти процессы «Изборник» обязательно рассмотрит в разделе, посвящённом диалектологии.

Аккомодация — «компромисс» между гласными и согласными, их приспособление друг к другу. Её можно увидеть в следующих примерах:

  • «суперигра»: [р] в приставке супер- произносится твёрдо и не смягчается под действием гласного. Из-за этого на месте [и] произносится [ы];

  • «от истины»: твёрдый согласный в предлоге влияет на последующий гласный [и], превращая его в [ы].

Диссимиляции и аккомодации, как и ассимиляции, бывают прогрессивными и регрессивными.
Для согласных характерна ассимиляция:

  • по звонкости/глухости: в слове «просьба» на месте [с'], которое можно услышать в однокоренном слове «просить», мы произносим [з'], поскольку следом идёт звонкий [б], а слово «вход» начинается с глухого [ф] — в этом «виноват» стоящий далее [х];

  • по твёрдости/мягкости: в слове «стелька» [с] смягчается под действием [т'].

Зубные согласные могут полностью уподобляться соседним шипящим в результате ассимиляции по месту образования: без шума — бе[шш]ума, от чего — о[ч'ч']его. «Подражание» по способу образования чаще встречается в диалектной речи, когда, например, в слове «медный» смычный [д] под влиянием «соседа справа» превращается в носовой [н].

Гласные тоже могут уподобляться друг другу по всем характерным для них признакам: по ряду, подъёму и огублению (лабиализации). В современном русском языке чаще можно встретить ассимиляцию третьего типа, но она характерна для разговорной речи (в слове «покупать» в первом слоге нередко произносится звук, близкий к [у], и происходит это под действием гласного [у] во втором слоге) и просторечия («хулиган» превращается в характерного для нелитературной речи «ху[л'у]гана»).

Примеры других типов можно найти, проследив, как развивалась фонетика русского языка и как многие знакомые нам слова стали именно такими, какими мы привыкли их видеть и слышать.

Существует несколько видов ассимиляции.

  • Полная ассимиляция заставляет звук уподобляться другому по всем признакам, которые до этого их различали, фактически превращаться в него (без шума — бе[шш]ума); при неполной один звук меняется под действием другого, но не становится его копией (без папы — бе[с] папы, а не бе[п] папы);

  • Контактная ассимиляция происходит между соседними звуками, (без папы — бе[с] папы), а дистантная — между звуками, которые не находятся в непосредственном контакте (ассимиляция в словах «покупать» и «хулиган» из примера выше);

  • Регрессивная ассимиляция «направлена назад» (влево, поскольку слова русского языка мы читаем слева направо), это явление, при котором предыдущий звук меняется под действием последующего ([ф]ход), а прогрессивная — вперёд (вправо), это изменение последующего звука под действием предыдущего. В русском литературном языке прогрессивная ассимиляция практически не встречается, но примеры этого явления можно найти в диалектной речи: Танька — [та́н'к'а(ъ)].

Любую ассимиляцию можно охарактеризовать по всем перечисленным признакам. Так, фраза «бе[с] папы» демонстрирует неполную контактную регрессивную ассимиляцию.

Звукам, как и людям, хочется сохранять свою индивидуальность и не быть похожими друг на друга. Поэтому существует диссимиляция, то есть расподобление по одному или нескольким признакам. Хрестоматийный пример диссимиляции — слово «легко». В нём звук [г] (ср. «лёгок») сначала оглушается под действием соседнего [к], то есть полностью ассимилируется ему. А затем, будучи смычным согласным и находясь перед таким же смычным, [к] превращается в щелевой [х], поскольку человеку, говорящему на русском языке, гораздо проще произнести сочетание [хк], чем [кк], — для этого требуется меньше артикуляционных усилий.

В слове «легко» мы находим пример диссимиляции по способу образования. Расподобление согласных по другим признакам и диссимиляция гласных тоже возможны. Только встречаются они в основном в диалектной речи, а не в литературном языке. Эти процессы «Изборник» обязательно рассмотрит в разделе, посвящённом диалектологии.

Аккомодация — «компромисс» между гласными и согласными, их приспособление друг к другу. Её можно увидеть в следующих примерах:

  • «суперигра»: [р] в приставке супер- произносится твёрдо и не смягчается под действием гласного. Из-за этого на месте [и] произносится [ы];

  • «от истины»: твёрдый согласный в предлоге влияет на последующий гласный [и], превращая его в [ы].

Диссимиляции и аккомодации, как и ассимиляции, бывают прогрессивными и регрессивными.
Автор: Полина Меньшова
9 ноября 2020, 20:00
Автор: Полина Меньшова
9 ноября 2020, 20:00
Источники
Князев, С. В. Современный русский литературный язык. Фонетика, орфоэпия, графика и орфография. М.: Гаудеамус, 2011.

Реформатский, А. А. Введение в языковедение: Изд. 5-е, испр-е. М.: Аспект Пресс, 2004.
Источники
Князев, С. В. Современный русский литературный язык. Фонетика, орфоэпия, графика и орфография. М.: Гаудеамус, 2011.

Реформатский, А. А. Введение в языковедение: Изд. 5-е, испр-е. М.: Аспект Пресс, 2004.