Не лесом рук единым: учимся говорить как учителя
Кадр из фильма «Хроники Нарнии: Лев, колдунья и волшебный шкаф». Режиссер Эндрю Адамсон. 2005 год. © The Walt Disney Company Walden Media
Кадр из фильма «Общество мёртвых поэтов». Режиссёр: Питер Уир.1989 год.
© Touchstone Pictures
Silver Screen Partners IV
«Оценка на двоих», «лес рук» и «звонок для учителя» — иногда кажется, что эти фразы точно не уйдут из педагогического языка. Ко Дню знаний мы решили представить, как выглядел бы спецкурс риторики, который из поколения в поколения проходят учителя, чтобы научиться так говорить. И даже если вы не собираетесь сеять разумное, доброе и вечное в юных умах, вам уже выдано особое приглашение. А значит, наш курс учительского русского начинается.

Урок первый. Приветствуем и именуем

Здравствуйте, садитесь, — именно с этой фразы традиционно начинаются занятия в школе. Адресатов этого приветствия — учеников — можно назвать по-разному:
«Оценка на двоих», «лес рук» и «звонок для учителя» — иногда кажется, что эти фразы точно не уйдут из педагогического языка. Ко Дню знаний мы решили представить, как выглядел бы спецкурс риторики, который из поколения в поколения проходят учителя, чтобы научиться так говорить. И даже если вы не собираетесь сеять разумное, доброе и вечное в юных умах, вам уже выдано особое приглашение. А значит, наш курс учительского русского начинается.

Урок первый. Приветствуем и именуем

Здравствуйте, садитесь, — именно с этой фразы традиционно начинаются занятия в школе. Адресатов этого приветствия — учеников — можно назвать по-разному:
классически: мальчики, девочки, ребята, дети;
с помощью эрративов — слов или выражений, умышленно искажённых для особого эффекта: вундеркиндеры;
анахронизмами — словами из другой эпохи: господа и дамы, товарищи, судари и сударыни;
переворачивая этимологию: художники от слова худо (о нерадивых учеников, «намалевавших» контрольную работу с ошибками).
классически: мальчики, девочки, ребята, дети;
с помощью эрративов — слов или выражений, умышленно искажённых для особого эффекта: вундеркиндеры;
анахронизмами — словами из другой эпохи: господа и дамы, товарищи, судари и сударыни;
переворачивая этимологию: художники от слова худо (о нерадивых учеников, «намалевавших» контрольную работу с ошибками).
Отдельное наименование есть у завсегдатаев задней парты — камчатка, по аналогии с «местами отдалёнными», или галёрка, подобно верхним и самым дешёвым ярусам театра. Различие лишь в том, что билеты в театральную периферию можно выбрать, а вот назначение ссылки — нет. Поэтому камчаткой правильнее называть нарушителей, специально отправленных на последние ряды, а галёркой — тех, кто выбрал себе места самостоятельно.
Отдельное наименование есть у завсегдатаев задней парты — камчатка, по аналогии с «местами отдалёнными», или галёрка, подобно верхним и самым дешёвым ярусам театра. Различие лишь в том, что билеты в театральную периферию можно выбрать, а вот назначение ссылки — нет. Поэтому камчаткой правильнее называть нарушителей, специально отправленных на последние ряды, а галёркой — тех, кто выбрал себе места самостоятельно.
Кадр из фильма «Хроники Нарнии: Лев, колдунья и волшебный шкаф». Режиссер Эндрю Адамсон. 2005 год. © The Walt Disney Company Walden Media
К ученикам, которые задерживают остальных, применяют стандартную формулу поторапливания: Тебе что, особое приглашение нужно?. Прилагательное особый в этом случае имеет значение не необыкновенный, а отдельный и может заменяться словом особенный.

Урок второй. Оцениваем и ругаемся

Разными бывают и эпитеты для обозначения оценок. Слабым и поставленным «авансом», как минимум, в центральной России дают эпитет туберкулёзные, крепким и уверенным — твёрдые. Череду из «единиц» в классном журнале сравнивают с частоколом, употребляя это слово в переносном книжном значении. «Двойки» по внешнему сходству с птицами называют лебединым озером или стаей лебедей.

Зачастую для характеристики в педагогической речи используют устойчивые сочетания. Смесь бульдога с носорогом — таким фразеологизмом можно отозваться о нелепо выполненной работе, вдобавок назвав учеников, которые не отличаются рвением к знаниям, сонными мухами. Для этих сонных мух педагоги выпрыгивают из юбки и скачут у доски, то есть очень стараются, пока те придумывают себе воспаление хитрости.

Отсутствие рвения к учёбе легко возвести в максимум с помощью гиперболы: Вы худший класс за последние тридцать лет!. Не страшно, если педагогический стаж восклицающего пока не дошёл до таких чисел — скорее всего, он говорит это не впервые.

Не добившись желаемой дисциплины, учителя переходят к речевому жанру угрозы — с его помощью можно изменять поведение адресата, вызывая чувство страха или вины. В таких ситуациях зачастую используются:
К ученикам, которые задерживают остальных, применяют стандартную формулу поторапливания: Тебе что, особое приглашение нужно?. Прилагательное особый в этом случае имеет значение не необыкновенный, а отдельный и может заменяться словом особенный.

Урок второй. Оцениваем и ругаемся

Разными бывают и эпитеты для обозначения оценок. Слабым и поставленным «авансом», как минимум, в центральной России дают эпитет туберкулёзные, крепким и уверенным — твёрдые. Череду из «единиц» в классном журнале сравнивают с частоколом, употребляя это слово в переносном книжном значении. «Двойки» по внешнему сходству с птицами называют лебединым озером или стаей лебедей.

Зачастую для характеристики в педагогической речи используют устойчивые сочетания. Смесь бульдога с носорогом — таким фразеологизмом можно отозваться о нелепо выполненной работе, вдобавок назвав учеников, которые не отличаются рвением к знаниям, сонными мухами. Для этих сонных мух педагоги выпрыгивают из юбки и скачут у доски, то есть очень стараются, пока те придумывают себе воспаление хитрости.

Отсутствие рвения к учёбе легко возвести в максимум с помощью гиперболы: Вы худший класс за последние тридцать лет!. Не страшно, если педагогический стаж восклицающего пока не дошёл до таких чисел — скорее всего, он говорит это не впервые.

Не добившись желаемой дисциплины, учителя переходят к речевому жанру угрозы — с его помощью можно изменять поведение адресата, вызывая чувство страха или вины. В таких ситуациях зачастую используются:
глаголы отрицательного воздействия: Сейчас ругаться буду!;
условные конструкции: Если не прекратишь — выйдешь за дверь;
краткие конструкции: Телефон на парте — кол в журнале.
глаголы отрицательного воздействия: Сейчас ругаться буду!;
условные конструкции: Если не прекратишь — выйдешь за дверь;
краткие конструкции: Телефон на парте — кол в журнале.
Чтобы всё это усилить, учителя могут взывать к совести учеников, говоря, что их плохое поведение создаёт неудобства родителям. Здесь на помощь приходят распространённые замечания, например, о том, что мама с папой и без вызовов в школу сильно устают. Но у некоторых учителей припасены собственные оригинальные шутки. Так, у учеников, которые качаются на стульях, можно иронично спросить: Папа профессию сменил?. Это намёк на плотнические последствия их действий.

Урок третий. Шутим

Школьные дискотеки, мамины духи, первые каблуки и неловкие вздохи у стенки в ожидании, когда пригласит тот самый. В учительской риторике это не умильные радости юности, а танцы-шманцы-обниманцы или танцы-шманцы-обжиманцы. Эти выражение — рифмованные неточные редупликации, или искаженное повторение начального слова.

Шутки, весёлые рассказы и ироничные комментарии — неотъемлемая часть педагогической риторики. Юмор разряжает обстановку на уроках, а также помогает в мягкой и дружелюбной форме выражать негативное отношение к их поведению.


Главная особенность учительской риторики — долговечность. Независимо от возраста и места учёбы каждый носитель русского языка знает, какие коронные фразы отличают речь педагогов от представителей других профессий. И даже спустя годы после выпускного бывший школьник нет-нет да и проснётся от кошмара, где знакомый голос МарьИванны просит достать двойные листочки и проверяет, не забыли ли ученики дома голову.
Чтобы всё это усилить, учителя могут взывать к совести учеников, говоря, что их плохое поведение создаёт неудобства родителям. Здесь на помощь приходят распространённые замечания, например, о том, что мама с папой и без вызовов в школу сильно устают. Но у некоторых учителей припасены собственные оригинальные шутки. Так, у учеников, которые качаются на стульях, можно иронично спросить: Папа профессию сменил?. Это намёк на плотнические последствия их действий.

Урок третий. Шутим

Школьные дискотеки, мамины духи, первые каблуки и неловкие вздохи у стенки в ожидании, когда пригласит тот самый. В учительской риторике это не умильные радости юности, а танцы-шманцы-обниманцы или танцы-шманцы-обжиманцы. Эти выражение — рифмованные неточные редупликации, или искаженное повторение начального слова.

Шутки, весёлые рассказы и ироничные комментарии — неотъемлемая часть педагогической риторики. Юмор разряжает обстановку на уроках, а также помогает в мягкой и дружелюбной форме выражать негативное отношение к их поведению.


Главная особенность учительской риторики — долговечность. Независимо от возраста и места учёбы каждый носитель русского языка знает, какие коронные фразы отличают речь педагогов от представителей других профессий. И даже спустя годы после выпускного бывший школьник нет-нет да и проснётся от кошмара, где знакомый голос МарьИванны просит достать двойные листочки и проверяет, не забыли ли ученики дома голову.
Автор: Поля Колосова
1 сентября 2022, 216:00
Источники
Горе от ученья (фразы учителей) // Семья Телицыных. [Электронный ресурс], URL: https://xn--e1anebeg3i.xn--p1ai/tvorchestvo/speech_teachers/ (дата обращения: 31.08.2022).

Левонтина, И. Русский со словарём. М.: АСТ, CORPUS, 2016. 464 с.

Рабенко, Т., Нестерова, Н. Языковые средства реализации речевого жанра угрозы. [Электронный ресурс], URL: https://cyberleninka.ru/article/n/yazykovye-sredstva-realizatsii-rechevogo-zhanra-ugrozy-1 (дата обращения: 30.08.2022).

Сергеева, О. Функции юмора в педагогической деятельности. [Электронный ресурс], URL: https://cyberleninka.ru/article/n/funktsii-yumora-v-pedagogicheskoy-deyatelnosti (дата обращения: 30.08.2022).