Возраст по речи: старшая и младшая орфоэпические нормы
Кадр из фильма «Хроники Нарнии: Лев, колдунья и волшебный шкаф». Режиссер Эндрю Адамсон. 2005 год. © The Walt Disney Company Walden Media
Кадр из фильма «Служебный роман». Режиссёр: Эльдар Рязанов. 1977 год.
© «Мосфильм».
Творческое объединение комедийных и музыкальных фильмов
С помощью фонетики можно изменить возраст и узнать чуть больше об окружающих. Особенности речи могут рассказать, в какой среде и в какое время человек вырос. Знания об орфоэпии применяют не только в науке, но и в театре и кино, чтобы персонажи получались живыми и реалистичными. Рассказываем, как менялись нормы произношения со временем, и разбираемся, как создавать образ, вычислять возраст других людей и самим перевоплощаться с помощью лингвистики.

Что такое орфоэпия

За выбор звуков в устной речи отвечает орфоэпия. Она описывает произносительные нормы языка. Это правила говорения, то, благодаря чему мы отличаем образцовое произношение от акцента, диалектной речи или просто неграмотности. Сестрой орфоэпии можно назвать орфографию она определяет правила письменной речи, то есть отвечает за выбор букв. Основное различие в том, что орфографические нормы обязательны, у слова, как правило, есть только один верный вариант написания, а орфоэпия чаще даёт право выбора и может носить рекомендательный характер.

Словари

Орфоэпическую норму фиксируют специальные словари. Рекомендации могут касаться и целиком фонетических явлений (например, позиции, в которых согласный обязательно смягчается), и места ударения в слове, и образования некоторых грамматических форм. В орфоэпических словарях также есть специальные пометы, которые указывают на нормативность того или иного варианта и насколько он предпочтителен: например, «доп. устар.» — «допустимо, устаревающее», «не рек. устар.» — «не рекомендуется, устаревающее», а также «допустимо, новое», «допустимо, разговорное» и «просторечное».

При этом хронологические оценки, которые указывают на допустимость того или иного варианта, не носят нормативного характера, они говорят лишь о том, что фонетическая система находится в переходном состоянии, и дают говорящему возможность выбрать старое или новое произношение. А «разрешительные» и «запретительные» пометы более строгие и точнее фиксируют норму.

Старшая и младшая

Часто помету «устаревающие» получают слова, которые считаются вариантами старшей орфоэпической нормы. Она формировалась по большей части на основе старомосковского произношения.

Раньше речь людей сильно различалась в зависимости от того, в каком регионе страны они жили — особенно это заметно по разнице произношения в Москве и Петербурге, которую Михаил Панов называл «орфоэпическим разнобоем». Затем эти различия начали сглаживаться, и старшую норму стала сменять младшая, которая для нас более привычна и предпочтительна. Но такая смена не происходит в один момент, поэтому две нормы могут существовать одновременно.

Гласные

Правила старшей орфоэпической нормы отражены в трудах Дмитрия Ушакова. Так, после [ш] и [ж] в первом предударном слоге произносился звук [ыэ], когда по младшей норме мы произносим [а]. Например, ш[ыэ]гать — шагать, ж[ыэ]ра — жара.

Произношение, которое соответствует старшей норме, называется эканьем. При нём в первом предударном слоге после мягких согласных на месте орфографических «е» и «я» произносится звук, близкий к ['э]: без [п'иэ]ти (без пяти), рас[п'иэ]вать (распевать), но рас[п'и]вать (распивать).

Младшей норме свойственно иканье. То есть неразличение ['а], ['э], [и] в этой позиции. Везде произносится [и]. Например: без [п'и]ти (без пяти), рас[п'и]вать (распевать и распивать).

При экающем произношении речь становится более чёткой, мы лучше узнаём слова, что особенно важно для сценической речи и публичных выступлений. Поэтому эканье до сих пор можно услышать в театре. К тому же этой сфере искусства свойственно сохранение традиций литературного языка, так что старшая норма там встречается гораздо чаще, чем в обычной речи. А икающее произношение в театре порицается, потому что затрудняет восприятие слов и делает выступление менее понятным.

Согласные

Ассимиляция

В старшей орфоэпической норме было много позиций, в которых происходила ассимиляция: согласные смягчались из-за того, что стояли рядом с другими мягкими согласными. Например, когда рядом оказывались
С помощью фонетики можно изменить возраст и узнать чуть больше об окружающих. Особенности речи могут рассказать, в какой среде и в какое время человек вырос. Знания об орфоэпии применяют не только в науке, но и в театре и кино, чтобы персонажи получались живыми и реалистичными. Рассказываем, как менялись нормы произношения со временем, и разбираемся, как создавать образ, вычислять возраст других людей и самим перевоплощаться с помощью лингвистики.

Что такое орфоэпия

За выбор звуков в устной речи отвечает орфоэпия. Она описывает произносительные нормы языка. Это правила говорения, то, благодаря чему мы отличаем образцовое произношение от акцента, диалектной речи или просто неграмотности. Сестрой орфоэпии можно назвать орфографию она определяет правила письменной речи, то есть отвечает за выбор букв. Основное различие в том, что орфографические нормы обязательны, у слова, как правило, есть только один верный вариант написания, а орфоэпия чаще даёт право выбора и может носить рекомендательный характер.

Словари

Орфоэпическую норму фиксируют специальные словари. Рекомендации могут касаться и целиком фонетических явлений (например, позиции, в которых согласный обязательно смягчается), и места ударения в слове, и образования некоторых грамматических форм. В орфоэпических словарях также есть специальные пометы, которые указывают на нормативность того или иного варианта и насколько он предпочтителен: например, «доп. устар.» — «допустимо, устаревающее», «не рек. устар.» — «не рекомендуется, устаревающее», а также «допустимо, новое», «допустимо, разговорное» и «просторечное».

При этом хронологические оценки, которые указывают на допустимость того или иного варианта, не носят нормативного характера, они говорят лишь о том, что фонетическая система находится в переходном состоянии, и дают говорящему возможность выбрать старое или новое произношение. А «разрешительные» и «запретительные» пометы более строгие и точнее фиксируют норму.

Старшая и младшая

Часто помету «устаревающие» получают слова, которые считаются вариантами старшей орфоэпической нормы. Она формировалась по большей части на основе старомосковского произношения.

Раньше речь людей сильно различалась в зависимости от того, в каком регионе страны они жили — особенно это заметно по разнице произношения в Москве и Петербурге, которую Михаил Панов называл «орфоэпическим разнобоем». Затем эти различия начали сглаживаться, и старшую норму стала сменять младшая, которая для нас более привычна и предпочтительна. Но такая смена не происходит в один момент, поэтому две нормы могут существовать одновременно.

Гласные

Правила старшей орфоэпической нормы отражены в трудах Дмитрия Ушакова. Так, после [ш] и [ж] в первом предударном слоге произносился звук [ыэ], когда по младшей норме мы произносим [а]. Например, ш[ыэ]гать — шагать, ж[ыэ]ра — жара.

Произношение, которое соответствует старшей норме, называется эканьем. При нём в первом предударном слоге после мягких согласных на месте орфографических «е» и «я» произносится звук, близкий к ['э]: без [п'иэ]ти (без пяти), рас[п'иэ]вать (распевать), но рас[п'и]вать (распивать).

Младшей норме свойственно иканье. То есть неразличение ['а], ['э], [и] в этой позиции. Везде произносится [и]. Например: без [п'и]ти (без пяти), рас[п'и]вать (распевать и распивать).

При экающем произношении речь становится более чёткой, мы лучше узнаём слова, что особенно важно для сценической речи и публичных выступлений. Поэтому эканье до сих пор можно услышать в театре. К тому же этой сфере искусства свойственно сохранение традиций литературного языка, так что старшая норма там встречается гораздо чаще, чем в обычной речи. А икающее произношение в театре порицается, потому что затрудняет восприятие слов и делает выступление менее понятным.

Согласные

Ассимиляция

В старшей орфоэпической норме было много позиций, в которых происходила ассимиляция: согласные смягчались из-за того, что стояли рядом с другими мягкими согласными. Например, когда рядом оказывались
два зубных: ко[с'т']и, [с'т']их,
зубной и губной: [д'в']ерь, [т'в']ердить, [с'в']ет, ра[з'б']ить,
сочетание [j'] с другими согласными: въезд [в'j'э́ст], объём [об'j'о́м], съехать [с'j'э́хът'].
два зубных: ко[с'т']и, [с'т']их,
зубной и губной: [д'в']ерь, [т'в']ердить, [с'в']ет, ра[з'б']ить,
сочетание [j'] с другими согласными: въезд [в'j'э́ст], объём [об'j'о́м], съехать [с'j'э́хът'].
В фильме «Служебный роман» в речи Людмилы Прокофьевны, героини Алисы Фрейндлих, ассимиляция соблюдается, а Анатолий Ефремович (Андрей Мягков) те же самые слова произносит не совсем по-старомосковски:
В фильме «Служебный роман» в речи Людмилы Прокофьевны, героини Алисы Фрейндлих, ассимиляция соблюдается, а Анатолий Ефремович (Андрей Мягков) те же самые слова произносит не совсем по-старомосковски:
В младшей норме позиций обязательного смягчения гораздо меньше. За счёт этого увеличивается различительная способность согласных. Заметно большое влияние орфографической нормы. Смягчение постепенно становится менее распространённым, но это неравномерный процесс — зависит от определённых звуков и их сочетаний и может касаться произношения только конкретных слов.

Сочетание «чн»

Вы ходите в було[ч'н]ую или в було[шн]ую? Если выберете второй вариант, то, вероятно, в було[шн]ой вам ещё встретится порядо[шн]ый продавец, специально отложивший для вас ябло[шн]ый пирог и сливо[шн]ое масло, которое вечно быстро раскупают. Дома вы запьёте всё это моло[шн]ым коктейлем из кори[шн']евого стакана. А когда вам станет совсем ску[шн]о, вы поймёте, что относитесь к представителям старшей орфоэпической нормы.
В младшей норме позиций обязательного смягчения гораздо меньше. За счёт этого увеличивается различительная способность согласных. Заметно большое влияние орфографической нормы. Смягчение постепенно становится менее распространённым, но это неравномерный процесс — зависит от определённых звуков и их сочетаний и может касаться произношения только конкретных слов.

Сочетание «чн»

Вы ходите в було[ч'н]ую или в було[шн]ую? Если выберете второй вариант, то, вероятно, в було[шн]ой вам ещё встретится порядо[шн]ый продавец, специально отложивший для вас ябло[шн]ый пирог и сливо[шн]ое масло, которое вечно быстро раскупают. Дома вы запьёте всё это моло[шн]ым коктейлем из кори[шн']евого стакана. А когда вам станет совсем ску[шн]о, вы поймёте, что относитесь к представителям старшей орфоэпической нормы.
Произношение [ч'н] или [шн] на месте орфографического «чн» во многом зависит от конкретных слов. Ушаков отмечал, что в обиходно-бытовой лексике произносилось [шн], а в книжной — [ч'н]. Появление новых слов, которые с [шн] никогда не произносились, и сильное влияние орфографии способствовали тому, что число слов с обязательным [шн] сокращалось.

«Словарь трудностей русского произношения» Марии Каленчук и Розалии Касаткиной подтверждает нормативность [шн] в словах конечно, скучно, яичница, пустячный, скворечник, прачечная, горчичник. Тем не менее, как заключают Сергей Князев и София Пожарицкая, эта вариативность разрешается в пользу [ч'н] в младшей орфоэпической норме.

Фрикативный «г»

Раньше в определённом списке слов — в их числе «всегда», «когда», «бухгалтер» — на месте произносился фрикативный «г». Это тот самый звук, который в украинском языке соответствует русскому, взрывному, «г» и в транскрипции обозначается как [γ]. В слабой позиции, например в слове «когти», на его месте в старшей орфоэпической норме произносился [х].

И снова обратимся к «Служебному роману». Вот как у Людмилы Прокофьевны (Алиса Фрейндлих) звучат фразы слава богу, ради бога, о господи и в бухгалтерии:
Произношение [ч'н] или [шн] на месте орфографического «чн» во многом зависит от конкретных слов. Ушаков отмечал, что в обиходно-бытовой лексике произносилось [шн], а в книжной — [ч'н]. Появление новых слов, которые с [шн] никогда не произносились, и сильное влияние орфографии способствовали тому, что число слов с обязательным [шн] сокращалось.

«Словарь трудностей русского произношения» Марии Каленчук и Розалии Касаткиной подтверждает нормативность [шн] в словах конечно, скучно, яичница, пустячный, скворечник, прачечная, горчичник. Тем не менее, как заключают Сергей Князев и София Пожарицкая, эта вариативность разрешается в пользу [ч'н] в младшей орфоэпической норме.

Фрикативный «г»

Раньше в определённом списке слов — в их числе «всегда», «когда», «бухгалтер» — на месте произносился фрикативный «г». Это тот самый звук, который в украинском языке соответствует русскому, взрывному, «г» и в транскрипции обозначается как [γ]. В слабой позиции, например в слове «когти», на его месте в старшей орфоэпической норме произносился [х].

И снова обратимся к «Служебному роману». Вот как у Людмилы Прокофьевны (Алиса Фрейндлих) звучат фразы слава богу, ради бога, о господи и в бухгалтерии:
Если раньше [γ] следовало произносить в словах богатство, благо, господь, бога и в междометиях ага, ого, то «Словарь трудностей русского произношения» 1997 года в качестве обязательного рекомендует этот согласный только в слове бухгалтер и [х] в слове Бог. В ограниченном круге слов младшая орфоэпическая норма допускает произношение [γ], но этот круг постепенно сужался, и сейчас уже не осталось позиций, где оно было бы единственно правильным. В словарях варианты с этим звуком помечаются как нерекомендуемые, устаревшие.

Хотя в литературной норме [γ] исчез даже из маленькой группы слов, в самом языке он жить продолжает. Если мы сейчас услышим этот звук в речи собеседника, то решим, что говорящий родом с юга России, и, скорее всего, будем правы. Такое произношение — одна из ярких черт южнорусского наречия.

Мягкость согласных перед [э] в иноязычных словах

Для русского языка типично смягчение согласных перед [э]. Мы говорим, например, [л'эс], а не [лэс]. Даже во многих заимствованных словах твёрдый согласный, который был в языке-источнике, смягчился: метро звучит как [м'иэтрó], а не [мыэтрó] или [мэтрó]. Но сейчас, по сравнению с временами старшей орфоэпической нормы, иноязычные слова, которые приходят в русский язык, всё чаще сохраняют твёрдый согласный перед [э].

Появилось даже несколько «минимальных пар», в которых твёрдость/мягкость согласного играет смыслоразличительную роль: пас[тэ]ль — пос[т'э]ль, [мэ]р — [м'э]р. И если в середине прошлого века позиция перед [э] характеризовалась как слабая — от твёрдости/мягкости согласного не зависел смысл слова, то в последние десятилетия её предпочитают рассматривать как сильную.

Что не так со словом «дождь»

Во многих фильмах и песнях XX века можно услышать, что это слово произносят как до[ж'ж'] (до[ш'ш']). Например, в песне «У природы нет плохой погоды» из «Служебного романа» Алиса Фрейндлих поёт: До[ш'ш'] ли, снег — любое время года / Надо благодарно принимать. А у Аллы Пугачёвой — до[ж'ж']ей грибных серебряные нити.

Сейчас такой вариант произнесения слова дождь стал встречаться гораздо реже. Долгий мягкий [ж], то есть [ж'ж'], передавался сочетаниями «жж», «зж», «ждь» (дрожжи, брызжет). Но орфография, под влиянием которой в том числе складывалась младшая норма, способствовала изменению произношения, и звучание слова дождь приблизилось к тому, как оно пишется.
Если раньше [γ] следовало произносить в словах богатство, благо, господь, бога и в междометиях ага, ого, то «Словарь трудностей русского произношения» 1997 года в качестве обязательного рекомендует этот согласный только в слове бухгалтер и [х] в слове Бог. В ограниченном круге слов младшая орфоэпическая норма допускает произношение [γ], но этот круг постепенно сужался, и сейчас уже не осталось позиций, где оно было бы единственно правильным. В словарях варианты с этим звуком помечаются как нерекомендуемые, устаревшие.

Хотя в литературной норме [γ] исчез даже из маленькой группы слов, в самом языке он жить продолжает. Если мы сейчас услышим этот звук в речи собеседника, то решим, что говорящий родом с юга России, и, скорее всего, будем правы. Такое произношение — одна из ярких черт южнорусского наречия.

Мягкость согласных перед [э] в иноязычных словах

Для русского языка типично смягчение согласных перед [э]. Мы говорим, например, [л'эс], а не [лэс]. Даже во многих заимствованных словах твёрдый согласный, который был в языке-источнике, смягчился: метро звучит как [м'иэтрó], а не [мыэтрó] или [мэтрó]. Но сейчас, по сравнению с временами старшей орфоэпической нормы, иноязычные слова, которые приходят в русский язык, всё чаще сохраняют твёрдый согласный перед [э].

Появилось даже несколько «минимальных пар», в которых твёрдость/мягкость согласного играет смыслоразличительную роль: пас[тэ]ль — пос[т'э]ль, [мэ]р — [м'э]р. И если в середине прошлого века позиция перед [э] характеризовалась как слабая — от твёрдости/мягкости согласного не зависел смысл слова, то в последние десятилетия её предпочитают рассматривать как сильную.

Что не так со словом «дождь»

Во многих фильмах и песнях XX века можно услышать, что это слово произносят как до[ж'ж'] (до[ш'ш']). Например, в песне «У природы нет плохой погоды» из «Служебного романа» Алиса Фрейндлих поёт: До[ш'ш'] ли, снег — любое время года / Надо благодарно принимать. А у Аллы Пугачёвой — до[ж'ж']ей грибных серебряные нити.

Сейчас такой вариант произнесения слова дождь стал встречаться гораздо реже. Долгий мягкий [ж], то есть [ж'ж'], передавался сочетаниями «жж», «зж», «ждь» (дрожжи, брызжет). Но орфография, под влиянием которой в том числе складывалась младшая норма, способствовала изменению произношения, и звучание слова дождь приблизилось к тому, как оно пишется.
1
Безударное окончание формы именительного падежа множественного числа существительных среднего рода (орфографическое ) в старшей орфоэпической норме, по Д. Н. Ушакову, произносилось как [ы]: пятн[ы], окн[ы], болот[ы]. Сейчас его заменил [ъ]: пятн[ъ], окн[ъ], болот[ъ].
2
Согласные [к], [г], [х] перед окончаниями прилагательных и глагольным суффиксом -ива- по старшей орфоэпической норме произносились твёрдо: дале[къ]й, вска[къ]вать, вздра[гъ]вать, разма[хъ]вать. В современной норме они произносятся мягко: дале[к'и]й, вска[к'и]вать, вздра[г'и]вать, разма[х'и]вать. Например, твердое произношение [к] можно услышать в мультфильме по сказке «Аленький цветочек». Ну, то есть «Алень[къ]й цветочек».
3
Безударные окончания третьего лица множественного числа глаголов второго спряжения по старой московской норме, несмотря на написание «aт», «ят», произносились как ['ут]: пор[т'ут], ва[р'ут].
4
Возвратный постфикс -ся/-сь. В старшей норме согласный в его составе, как правило, произносился твёрдо: бою[с], строй[съ], мыл[съ].
1
Безударное окончание формы именительного падежа множественного числа существительных среднего рода (орфографическое ) в старшей орфоэпической норме, по Д. Н. Ушакову, произносилось как [ы]: пятн[ы], окн[ы], болот[ы]. Сейчас его заменил [ъ]: пятн[ъ], окн[ъ], болот[ъ].
2
Согласные [к], [г], [х] перед окончаниями прилагательных и глагольным суффиксом -ива- по старшей орфоэпической норме произносились твёрдо: дале[къ]й, вска[къ]вать, вздра[гъ]вать, разма[хъ]вать. В современной норме они произносятся мягко: дале[к'и]й, вска[к'и]вать, вздра[г'и]вать, разма[х'и]вать. Например, твердое произношение [к] можно услышать в мультфильме по сказке «Аленький цветочек». Ну, то есть «Алень[къ]й цветочек».
3
Безударные окончания третьего лица множественного числа глаголов второго спряжения по старой московской норме, несмотря на написание «aт», «ят», произносились как ['ут]: пор[т'ут], ва[р'ут].
4
Возвратный постфикс -ся/-сь. В старшей норме согласный в его составе, как правило, произносился твёрдо: бою[с], строй[съ], мыл[съ].
Особенно заметно, как меняются орфоэпические нормы, в поэзии. Пушкин писал:

Прогулки, чтенье, сон глубокий,

Лесная тень, журчанье струй,

Порой белянки черноокой

Младой и свежий поцелуй

Если мы читаем эти строки по привычной нам младшей норме, то замечаем, что слова глубо[к'и]й и черноо[къ]й не рифмуются. Но если учесть особенности орфоэпии во времена, когда писал поэт, и прочитать в соответствии со старшей орфоэпической нормой, то получим глубо[къ]й и черноо[къ]й и проблем с рифмой не возникнет.

Орфоэпия предписывает определенные правила произношения, но с развитием языка они меняются. Поэтому, если мы слышим произношение, которое отличается от нашего, это не означает, что оно диалектное или неправильное, возможно, это просто другая орфоэпическая норма. А знания о старшей и младшей нормах позволяют получить дополнительную информацию о говорящем и лучше понимать произведения искусства прошлых веков.
Особенно заметно, как меняются орфоэпические нормы, в поэзии. Пушкин писал:

Прогулки, чтенье, сон глубокий,

Лесная тень, журчанье струй,

Порой белянки черноокой

Младой и свежий поцелуй

Если мы читаем эти строки по привычной нам младшей норме, то замечаем, что слова глубо[к'и]й и черноо[къ]й не рифмуются. Но если учесть особенности орфоэпии во времена, когда писал поэт, и прочитать в соответствии со старшей орфоэпической нормой, то получим глубо[къ]й и черноо[къ]й и проблем с рифмой не возникнет.

Орфоэпия предписывает определенные правила произношения, но с развитием языка они меняются. Поэтому, если мы слышим произношение, которое отличается от нашего, это не означает, что оно диалектное или неправильное, возможно, это просто другая орфоэпическая норма. А знания о старшей и младшей нормах позволяют получить дополнительную информацию о говорящем и лучше понимать произведения искусства прошлых веков.
Автор: Анастасия Конотопова
20 августа 2022, 16:00
Источники
Каленчук, М. Л., Касаткина, Р. Ф. Словарь трудностей русского произношения. М., 1997.

Касаткин, Л. Л. «Современный русский язык. Фонетика: Учебн. пособие для студ. филол. фак. высш. учебн. Заведений». М.: Академия, 2006.

Князев, С. В., Пожарицкая, С. К. Современный русский литературный язык. Фонетика, орфоэпия, графика и орфография. М.: Гаудеамус, 2011.

Орфоэпический словарь русского языка. Произношение. Ударение. Грамматические формы / Под ред. Р. И. Аванесова. М., 1983 и последующие издания.

Панов, М. В. «Современный русский язык. Фонетика». М.: Высшая школа, 1979.

Реформатский, А. А. Введение в языкознание. М.: Аспект Пресс, 2004.

Ушаков, Д. Н. Русская орфоэпия и ее задачи. О правильном произношении // Ушаков, Д. Н. Русский язык. М., 1995. С. 175.