#теория
#интересное
#лайфхаки
#мнения
#истории
#подкасты
#спецпроекты
Анар Фазылжанова — кандидат филологических наук, ведущий научный сотрудник Института языкознания имени А. Байтурсынова
Елизавета Стрючкова
23.12.2022
Официальный, но не государственный: как аулы сделали казахский популярнее русского
Жители приграничных регионов считают Казахстан «почти Россией», потому что там тоже говорят на русском. Долгое время именно русский был единственным официальным языком республики. Но когда республика стала независимой, ситуация изменилась. Теперь казахский популярнее.

Почему в Казахстане произошёл языковой сдвиг и какие факторы на это повлияли, мы спросили у лингвиста, кандидата филологических наук, ведущего научного сотрудника Института языкознания имени А. Байтурсынова Анар Фазылжановой. Как часто казахстанцы говорят на родном языке, выяснили у жителей страны, а насколько их опыт соотносится с языковой ситуацией во всём Казахстане — узнали с помощью государственной статистики.

Забвение казахского


Казахский народ обрёл государственность только в 1936 году, когда земли республики вывели из состава РСФСР. Но языкового суверенитета страна тогда не получила.

«До начала освоения целины в Казахстане работали механизмы естественной культурной интеграции», — говорит Анар Фазылжанова. По словам лингвиста, этнические меньшинства учили казахский без принуждения или административного регулирования. Русские, курды, турки, корейцы, узбеки и представители других национальностей говорили на этом языке. Но в 1950—1960-е русский начали внедрять более интенсивно.

По мнению Анар Фазылжановой, тогда в общественной жизни стали игнорировать казахский, внедрять и на административном уровне требовать знание русского. Изменился и национальный состав государства: по переписи населения 1959 года, в республике жили всего 30% казахов, а русских к тому моменту стало 42%.

Как отмечают исследователи А. Батыкбаева и Д. Каимова, в период с 1939 года до середины 1980-х в сельских районах делопроизводство на казахском сворачивалось, а в городах изначально велось только на русском. Кроме того, власти постепенно закрывали школы с казахским языком обучения.

Когда республика была частью СССР, казахский язык находился в полосе стагнации, считает Анар Фазылжанова. По словам исследовательницы, некоторые учёные даже называют этот период лингвоцидом (лингвоцид — комплекс мер, цель которых — искоренить язык в местах его исконного распространения. — Прим. «Изборника»), потому что языковая политика у государства была несбалансированной.

Казахский, говорит Фазылжанова, притесняли во всех сферах общественной жизни. Единственным исключением была соцреалистическая художественная литература: её поддерживали, чтобы распространять идеологию. Беимбет Майлин писал о коммунистке, которая смогла победить традиционное неравноправие женщин с мужчинами и заняться общественной работой, Сабит Муканов создал роман о борьбе влюблённых с обычаями предков и старым строем.

Назад к национальному

Возвращение к казахскому начало происходить в перестройку. В 1986 году на пост первого секретаря компартии Казахстана назначили выходца из России, который ничего не знал о республике. Оскорблённые граждане вышли на демонстрации, которые позже назвали Желтоксан-86 (от казахского Желтоқсан көтерілісі — декабрьское восстание. — Прим. «Изборника»).

Власти жестоко подавили мирный протест: облили демонстрантов водой и избили дубинками. Уже на следующий год ограничили число этнических казахов в университетах и на предприятиях. «Существовало жёсткое требование, чтобы в самом большом городе Казахстана — Алма-Ате — жили не более 18% казахов. И это требование всегда контролировала Москва», — рассказывает Анар Фазылжанова.

Такие меры пробудили национальные движения и интерес к родному языку. С этого периода постепенно и эволюционно происходил сдвиг в сторону казахского среди представителей этноса, считает Фазылжанова. В 1989 году приняли закон «О языках», согласно которому единственным государственным языком Казахстана стал национальный. Русский получил статус языка межнационального общения. Через шесть лет приняли конституцию, которая закрепила соответствующее положение языков.

В середине 2010-х исследователи уверенно говорили, что языковой сдвиг в сторону русского языка остановился. Произошёл поворот — теперь в сторону казахского

Адия Нурпеисова, этническая казашка, говорит, что её первый язык — русский. Все родственники и друзья общаются дома по-русски, родители и бабушки с дедушками учились в русских школах. Во времена их юности казахских школ было всего две на область. К тому же тогда «школы с казахским языком обучения и казахские классы не были престижными, на них висел ярлык „школ для тупых“», — рассказывает Адия. Поэтому даже этнические казахи записывали детей в школы с русским языком обучения.

Адию родители отдали в казахскоязычные садик и школу, чтобы она знала язык своего народа. К шести годам Адия начала говорить по-казахски — для этого пришлось дополнительно заниматься с педагогом. В начальной школе уроки продолжились. Проблема была в звуках, специфичных для казахского языка: в диктантах Адия путала их с русскими. Со временем проблему удалось решить, но вскоре школьница стала путаться в русских словах. В средних классах языки удалось выровнять.

Сейчас Адия учится в российском университете и, по собственным оценкам, говорит по-русски лучше, чем по-казахски. Правда, уже после дня в казахскоязычной среде перестраивается и без труда общается на национальном языке.

По словам министра образования Казахстана Асхата Аймагомбетова, всё больше родителей предпочитают отдавать детей в школы с казахским языком обучения. Как говорит Анар Фазылжанова, речь идёт не только об этнических казахах, но и о представителях диаспор.

Получать образование с детского сада до аспирантуры в республике можно как на казахском, так и на русском языке. Перевес в пользу образования на казахском связан не столько с языковой политикой государства, сколько с объективными изменениями в казахстанском обществе, в том числе демографическими, считает исследовательница Кульназия Аманжолова.
Жители приграничных регионов считают Казахстан «почти Россией», потому что там тоже говорят на русском. Долгое время именно русский был единственным официальным языком республики. Но когда республика стала независимой, ситуация изменилась. Теперь казахский популярнее.

Почему в Казахстане произошёл языковой сдвиг и какие факторы на это повлияли, мы спросили у лингвиста, кандидата филологических наук, ведущего научного сотрудника Института языкознания имени А. Байтурсынова Анар Фазылжановой. Как часто казахстанцы говорят на родном языке, выяснили у жителей страны, а насколько их опыт соотносится с языковой ситуацией во всём Казахстане — узнали с помощью государственной статистики.

Забвение казахского


Казахский народ обрёл государственность только в 1936 году, когда земли республики вывели из состава РСФСР. Но языкового суверенитета страна тогда не получила.

«До начала освоения целины в Казахстане работали механизмы естественной культурной интеграции», — говорит Анар Фазылжанова. По словам лингвиста, этнические меньшинства учили казахский без принуждения или административного регулирования. Русские, курды, турки, корейцы, узбеки и представители других национальностей говорили на этом языке. Но в 1950—1960-е русский начали внедрять более интенсивно.

По мнению Анар Фазылжановой, тогда в общественной жизни стали игнорировать казахский, внедрять и на административном уровне требовать знание русского. Изменился и национальный состав государства: по переписи населения 1959 года, в республике жили всего 30% казахов, а русских к тому моменту стало 42%.

Как отмечают исследователи А. Батыкбаева и Д. Каимова, в период с 1939 года до середины 1980-х в сельских районах делопроизводство на казахском сворачивалось, а в городах изначально велось только на русском. Кроме того, власти постепенно закрывали школы с казахским языком обучения.

Когда республика была частью СССР, казахский язык находился в полосе стагнации, считает Анар Фазылжанова. По словам исследовательницы, некоторые учёные даже называют этот период лингвоцидом (лингвоцид — комплекс мер, цель которых — искоренить язык в местах его исконного распространения. — Прим. «Изборника»), потому что языковая политика у государства была несбалансированной.

Казахский, говорит Фазылжанова, притесняли во всех сферах общественной жизни. Единственным исключением была соцреалистическая художественная литература: её поддерживали, чтобы распространять идеологию. Беимбет Майлин писал о коммунистке, которая смогла победить традиционное неравноправие женщин с мужчинами и заняться общественной работой, Сабит Муканов создал роман о борьбе влюблённых с обычаями предков и старым строем.

Назад к национальному
Возвращение к казахскому начало происходить в перестройку. В 1986 году на пост первого секретаря компартии Казахстана назначили выходца из России, который ничего не знал о республике. Оскорблённые граждане вышли на демонстрации, которые позже назвали Желтоксан-86 (от казахского Желтоқсан көтерілісі — декабрьское восстание. — Прим. «Изборника»).

Власти жестоко подавили мирный протест: облили демонстрантов водой и избили дубинками. Уже на следующий год ограничили число этнических казахов в университетах и на предприятиях. «Существовало жёсткое требование, чтобы в самом большом городе Казахстана — Алма-Ате — жили не более 18% казахов. И это требование всегда контролировала Москва», — рассказывает Анар Фазылжанова.

Такие меры пробудили национальные движения и интерес к родному языку. С этого периода постепенно и эволюционно происходил сдвиг в сторону казахского среди представителей этноса, считает Фазылжанова. В 1989 году приняли закон «О языках», согласно которому единственным государственным языком Казахстана стал национальный. Русский получил статус языка межнационального общения. Через шесть лет приняли конституцию, которая закрепила соответствующее положение языков.

В середине 2010-х исследователи уверенно говорили, что языковой сдвиг в сторону русского языка остановился. Произошёл поворот — теперь в сторону казахского

Адия Нурпеисова, этническая казашка, говорит, что её первый язык — русский. Все родственники и друзья общаются дома по-русски, родители и бабушки с дедушками учились в русских школах. Во времена их юности казахских школ было всего две на область. К тому же тогда «школы с казахским языком обучения и казахские классы не были престижными, на них висел ярлык „школ для тупых“», — рассказывает Адия. Поэтому даже этнические казахи записывали детей в школы с русским языком обучения.

Адию родители отдали в казахскоязычные садик и школу, чтобы она знала язык своего народа. К шести годам Адия начала говорить по-казахски — для этого пришлось дополнительно заниматься с педагогом. В начальной школе уроки продолжились. Проблема была в звуках, специфичных для казахского языка: в диктантах Адия путала их с русскими. Со временем проблему удалось решить, но вскоре школьница стала путаться в русских словах. В средних классах языки удалось выровнять.

Сейчас Адия учится в российском университете и, по собственным оценкам, говорит по-русски лучше, чем по-казахски. Правда, уже после дня в казахскоязычной среде перестраивается и без труда общается на национальном языке.

По словам министра образования Казахстана Асхата Аймагомбетова, всё больше родителей предпочитают отдавать детей в школы с казахским языком обучения. Как говорит Анар Фазылжанова, речь идёт не только об этнических казахах, но и о представителях диаспор.

Получать образование с детского сада до аспирантуры в республике можно как на казахском, так и на русском языке. Перевес в пользу образования на казахском связан не столько с языковой политикой государства, сколько с объективными изменениями в казахстанском обществе, в том числе демографическими, считает исследовательница Кульназия Аманжолова.

Причины говорить

Больше говорить по-казахски жители страны стали и из-за миграционных процессов. Во-первых, после распада Союза представители русской диаспоры начали уезжать из Казахстана. С момента предыдущей переписи число русских уменьшилось на 21%. Сейчас в Казахстане живёт 13,5 миллиона казахов, почти 3 миллиона русских, чуть больше 600 тысяч узбеков. Следующие по многочисленности диаспоры — украинцы, уйгуры, татары и немцы.

Во-вторых, казахи стали переезжать из сельской местности. Так как жители аулов сохранили родной язык, они привезли его в города. «Урбанизация стала основной причиной возрождения казахского языка», — считает Анар Фазылжанова.

Наргиза родилась в ауле и всё детство говорила на родном казахском. Русский она услышала года в четыре — в мультфильмах. В нулевых казахская озвучка ещё не была развита, новый язык Наргиза начала понимать интуитивно. К тому же помогал папа, который говорил по-русски лучше мамы и бабушки. Он с детства увлекался литературой и общался с русскоязычными друзьями, а мама «осознанно не сближалась с русским».

Примерно в то же время семья Наргизы переехала в Алма-Ату, и там русский язык окружил её. «Сейчас я больше говорю на русском и английском, но могу в любое время перейти на казахский, если узнаю, что кому-то так комфортнее. Городская молодёжь активно старается общаться на родном языке, и это радует, потому что пару лет назад было по-другому», — рассказывает Наргиза. По её словам, «в прошлом десятилетии урбанизация пошла полным ходом и государство стало поддерживать переезд жителей в города во имя прогресса. Молодые семьи и студенты, пришедшие за перспективами, оставались в городах. Вслед за выходцами из аулов городские тоже стали больше говорить на казахском».
Причины говорить

Больше говорить по-казахски жители страны стали и из-за миграционных процессов. Во-первых, после распада Союза представители русской диаспоры начали уезжать из Казахстана. С момента предыдущей переписи число русских уменьшилось на 21%. Сейчас в Казахстане живёт 13,5 миллиона казахов, почти 3 миллиона русских, чуть больше 600 тысяч узбеков. Следующие по многочисленности диаспоры — украинцы, уйгуры, татары и немцы.

Во-вторых, казахи стали переезжать из сельской местности. Так как жители аулов сохранили родной язык, они привезли его в города. «Урбанизация стала основной причиной возрождения казахского языка», — считает Анар Фазылжанова.

Наргиза родилась в ауле и всё детство говорила на родном казахском. Русский она услышала года в четыре — в мультфильмах. В нулевых казахская озвучка ещё не была развита, новый язык Наргиза начала понимать интуитивно. К тому же помогал папа, который говорил по-русски лучше мамы и бабушки. Он с детства увлекался литературой и общался с русскоязычными друзьями, а мама «осознанно не сближалась с русским».

Примерно в то же время семья Наргизы переехала в Алма-Ату, и там русский язык окружил её. «Сейчас я больше говорю на русском и английском, но могу в любое время перейти на казахский, если узнаю, что кому-то так комфортнее. Городская молодёжь активно старается общаться на родном языке, и это радует, потому что пару лет назад было по-другому», — рассказывает Наргиза. По её словам, «в прошлом десятилетии урбанизация пошла полным ходом и государство стало поддерживать переезд жителей в города во имя прогресса. Молодые семьи и студенты, пришедшие за перспективами, оставались в городах. Вслед за выходцами из аулов городские тоже стали больше говорить на казахском».
Изборник. Данные: Бюро национальной статистики Казахстана
1999
2021
С 1999 года доля городских жителей в Казахстане увеличилась почти на 5% (в России за последние 10 лет — на 1,4%)
Процентное соотношение горжан и сельских жителей в Казахстане
Изборник. Данные: Бюро националной статистики
1999
2021
С 1999 года доля городских жителей в Казахстане увиличилась почти на 5% (в России за последние 10 лет —на 1,4%)
Процентное соотношение горожан и сельских жителей в Казахстане
город
Вторая причина, по которой национальный язык стал возрождаться, по мнению Наргизы, — «бум артхауса от казахских артистов и появление жанра q-pop». Девушка считает, что молодым людям свойственно тянуться к чему-то заграничному, далёкому от своей культуры. Для подростков нулевых это были песни российских и американских исполнителей — те же, что нравились тогда россиянам. Начиная с 2010-х годов в Казахстане стал популярен k-pop. А в 2015-м, взяв пример с корейских айдолов, дебютировала казахстанская группа «91». Исполнители выпускали песни на манер корейских, но на родном языке. Этот бойз-бэнд и ввёл термин q-pop (то есть qazaq-pop), хотя и не был первым представителем жанра.

Взрослое поколение осуждало артистов за вычурные наряды, хотело, чтобы группа ушла со сцены. Но молодёжи понравилось, что появилась возможность слушать любимый жанр на родном языке. Даже равнодушные или ненавидящие k-pop молодые люди со временем вошли во вкус. Взрослые смирились с существованием такой культуры спустя пару лет, а процветание q-pop'а пробудило чувство патриотизма и вдохновило подростков. Так адаптация творчества помогла заговорить на родном языке, считает Наргиза.

Учёные фиксируют, что госязык укрепляется и в русской диаспоре в Казахстане. Анар Фазылжанова считает, что этнические русские «связывают свою жизнь и будущее своих детей с Казахстаном. Понимают, что государственный язык даст им больше возможностей и облегчит социальный рост в республике».

Окружение Елены Ступак говорит только по-русски. Она сама не владеет казахским, но может понять, о чём идёт речь, знает простые фразы. «Поддерживать диалог сложнее бытового общения не смогла бы», — так Елена описывает свой уровень казахского. Учить государственный язык она очень хотела с детского сада.

«Это был русскоязычный сад, но мы дополнительно занимались английским и казахским. Казахский нравился намного больше: кабинет был оформлен как юрта с покрывалами и сундуками. Там играли в национальные казахские игры, было очень здорово. Потом я пошла в школу и попала к потрясающей учительнице, которая поддерживала интерес к казахскому языку. В начальных классах я даже выиграла городскую олимпиаду по казахскому! Но потом, в средней школе, преподаватели очень быстро менялись, пришла учительница, которая задавала только зубрить тексты наизусть, а потом рассказывать. Казахский стал неинтересен, и желание учить его пропало. На этом все мои достижения в национальном языке и закончились», — говорит Елена.

По её словам, жить в стране без знания казахского можно, в городах всё равно поймут и ответят на русском. А вот работать — «уже вопрос». В силовые структуры и в политику без казахского не попадёшь, считает она.

Как говорит Анар Фазылжанова, совместное проживание — мощный фактор, под влиянием которого представители языковых сообществ начинают изучать языки соседей. Поскольку русские живут в казахстанских степях ещё со времён Екатерины Второй, их интерес к казахскому объясним.

Два языка

В советский период в Казахстане сложилось экзоглоссная языковая ситуация — одновременно жители использовали несколько языков. После распада СССР она только укрепилась.

«Казахи отличаются толерантностью, поэтому страна не сопротивлялась, когда во все нормативные базы русский включили в статусе официального языка», — говорит Анар Фазылжанова.

В республике всё пишут на двух языках: от названий продуктов в магазине до вывесок на государственных учреждениях. Надписи только на русском или казахском — редкость.
Вторая причина, по которой национальный язык стал возрождаться, по мнению Наргизы, — «бум артхауса от казахских артистов и появление жанра q-pop». Девушка считает, что молодым людям свойственно тянуться к чему-то заграничному, далёкому от своей культуры. Для подростков нулевых это были песни российских и американских исполнителей — те же, что нравились тогда россиянам. Начиная с 2010-х годов в Казахстане стал популярен k-pop. А в 2015-м, взяв пример с корейских айдолов, дебютировала казахстанская группа «91». Исполнители выпускали песни на манер корейских, но на родном языке. Этот бойз-бэнд и ввёл термин q-pop (то есть qazaq-pop), хотя и не был первым представителем жанра.

Взрослое поколение осуждало артистов за вычурные наряды, хотело, чтобы группа ушла со сцены. Но молодёжи понравилось, что появилась возможность слушать любимый жанр на родном языке. Даже равнодушные или ненавидящие k-pop молодые люди со временем вошли во вкус. Взрослые смирились с существованием такой культуры спустя пару лет, а процветание q-pop'а пробудило чувство патриотизма и вдохновило подростков. Так адаптация творчества помогла заговорить на родном языке, считает Наргиза.

Учёные фиксируют, что госязык укрепляется и в русской диаспоре в Казахстане. Анар Фазылжанова считает, что этнические русские«связывают свою жизнь и будущее своих детей с Казахстаном. Понимают, что государственный язык даст им больше возможностей и облегчит социальный рост в республике».

Окружение Елены Ступак говорит только по-русски. Она сама не владеет казахским, но может понять, о чём идёт речь, знает простые фразы. «Поддерживать диалог сложнее бытового общения не смогла бы», — так Елена описывает свой уровень казахского. Учить государственный язык она очень хотела с детского сада.

«Это был русскоязычный сад, но мы дополнительно занимались английским и казахским. Казахский нравился намного больше: кабинет был оформлен как юрта с покрывалами и сундуками. Там играли в национальные казахские игры, было очень здорово. Потом я пошла в школу и попала к потрясающей учительнице, которая поддерживала интерес к казахскому языку. В начальных классах я даже выиграла городскую олимпиаду по казахскому! Но потом, в средней школе, преподаватели очень быстро менялись, пришла учительница, которая задавала только зубрить тексты наизусть, а потом рассказывать. Казахский стал неинтересен, и желание учить его пропало. На этом все мои достижения в национальном языке и закончились», — говорит Елена.

По её словам, жить в стране без знания казахского можно, в городах всё равно поймут и ответят на русском. А вот работать — «уже вопрос». В силовые структуры и в политику без казахского не попадёшь, считает она.

Как говорит Анар Фазылжанова, совместное проживание — мощный фактор, под влиянием которого представители языковых сообществ начинают изучать языки соседей. Поскольку русские живут в казахстанских степях ещё со времён Екатерины Второй, их интерес к казахскому объясним.

Два языка

В советский период в Казахстане сложилось экзоглоссная языковая ситуация — одновременно жители использовали несколько языков. После распада СССР она только укрепилась.

«Казахи отличаются толерантностью, поэтому страна не сопротивлялась, когда во все нормативные базы русский включили в статусе официального языка», — говорит Анар Фазылжанова.

В республике всё пишут на двух языках: от названий продуктов в магазине до вывесок на государственных учреждениях. Надписи только на русском или казахском — редкость.
Упаковка молока казахстанского производства. Вся информация о продукте дублируется на русском
Объявление об акции на русском и казахском языках
Социальная реклама на государственном казахском и официальном русском
Поликлиника. Название учреждения и плакат на нём написаны на двух языках
Правила посещения мечети Хазарет Султан в Астане — туристической достопримечательности столицы. Только русский язык
Объявление автобусных остановок на казахском и русском языках
Родной язык Михаила Кузнецова — русский, но казахский он тоже понимает. Считает, что у него небольшой словарный запас, но на простые вопросы ответить получится. На улице он несколько раз помогал прохожим переводить с казахского на русский.

Государственный язык Михаил учил нецеленаправленно: в начальных классах получалось овладевать им в игровой форме. Класс состоял из узбеков и русских, поэтому казахский преподавали как иностранный.

В университете Михаил учится в Алма-Ате, в русскоязычной группе. Его одногруппники могут говорить с ним по-казахски, но если он ответит по-русски, они всё равно друг друга поймут. По наблюдениям Михаила, казахи из аулов при необходимости быстро учат русский. На первом курсе его одногруппнику Нурболу было трудно учиться на неродном языке, а к четвёртому он уже свободно стал защищать лабораторные работы и листать русскоязычную ленту соцсетей.

Сам Михаил не забывает казахский, потому что в общежитии, где он живёт, значительная часть коммуникации происходит именно на государственном языке. Большинство студентов — казахи, и комендант в чате пишет тоже по-казахски.

«В Казахстане нет регионов, где больше говорят на казахском или русском. Казахский язык распространён на всей территории страны. То же можно сказать и о русском», — объясняет Анар Фазылжанова. Но есть нюанс: учёные, которые исследовали двуязычие в Казахстане, пришли к выводу, что существует два вида русско-казахского билингвизма: сбалансированный и несбалансированный.

Этнические казахи — представители сбалансированного билингвизма, когда казахский и русский функционируют на одинаково высоком уровне. А представители других этносов — пример несбалансированного двуязычия, где доминирует русский. В основном такой тип билингвизма характерен для русской диаспоры и обрусевших казахов. Поэтому казахско-русский билингвизм больше определяется не географией, а тем, как носители используют знакомые им языки, считает Анар Фазылжанова.

Тем не менее, учитывая, что в некоторых регионах Казахстана преобладает русскоязычное население, возможно говорить и о географическом распределении языков. Русские живут в основном на севере и востоке Казахстана, на юге и западе их доля меньше.
Родной язык Михаила Кузнецова — русский, но казахский он тоже понимает. Считает, что у него небольшой словарный запас, но на простые вопросы ответить получится. На улице он несколько раз помогал прохожим переводить с казахского на русский.

Государственный язык Михаил учил нецеленаправленно: в начальных классах получалось овладевать им в игровой форме. Класс состоял из узбеков и русских, поэтому казахский преподавали как иностранный.

В университете Михаил учится в Алма-Ате, в русскоязычной группе. Его одногруппники могут говорить с ним по-казахски, но если он ответит по-русски, они всё равно друг друга поймут. По наблюдениям Михаила, казахи из аулов при необходимости быстро учат русский. На первом курсе его одногруппнику Нурболу было трудно учиться на неродном языке, а к четвёртому он уже свободно стал защищать лабораторные работы и листать русскоязычную ленту соцсетей.

Сам Михаил не забывает казахский, потому что в общежитии, где он живёт, значительная часть коммуникации происходит именно на государственном языке. Большинство студентов — казахи, и комендант в чате пишет тоже по-казахски.

«В Казахстане нет регионов, где больше говорят на казахском или русском. Казахский язык распространён на всей территории страны. То же можно сказать и о русском», — объясняет Анар Фазылжанова. Но есть нюанс: учёные, которые исследовали двуязычие в Казахстане, пришли к выводу, что существует два вида русско-казахского билингвизма: сбалансированный и несбалансированный.

Этнические казахи — представители сбалансированного билингвизма, когда казахский и русский функционируют на одинаково высоком уровне. А представители других этносов — пример несбалансированного двуязычия, где доминирует русский. В основном такой тип билингвизма характерен для русской диаспоры и обрусевших казахов. Поэтому казахско-русский билингвизм больше определяется не географией, а тем, как носители используют знакомые им языки, считает Анар Фазылжанова.

Тем не менее, учитывая, что в некоторых регионах Казахстана преобладает русскоязычное население, возможно говорить и о географическом распределении языков. Русские живут в основном на севере и востоке Казахстана, на юге и западе их доля меньше.
Преобладающий язык?

После того как в России объявили частичную мобилизацию, по разным оценкам, в Казахстан въехали от 100 до 700 тысяч человек. Если большинство прибывших россиян останется в республике, нынешний языковой баланс может измениться.

По статистике, только четверть русских в Казахстане владеют государственным языком. Пользуются и того меньше — всего 9,3%. Но и казахи не всегда предпочитают говорить на национальном языке. Если владеют родным почти все, используют в повседневной жизни только две трети.
Преобладающий язык?

После того как в России объявили частичную мобилизацию, по разным оценкам, в Казахстан въехали от 100 до 700 тысяч человек. Если большинство прибывших россиян останется в республике, нынешний языковой баланс может измениться.

По статистике, только четверть русских в Казахстане владеют государственным языком. Пользуются и того меньше — всего 9,3%. Но и казахи не всегда предпочитают говорить на национальном языке. Если владеют родным почти все, используют в повседневной жизни только две трети.
Русский язык очень сильно влияет на казахский, поскольку в советский период поддерживался и политически, и финансово, и социально. «В нынешний век глобализации несмотря на то, что в Казахстане государственный — казахский, русский функционирует очень активно», — говорит Анар Фазылжанова. По её словам, самое интересное, что в казахских семьях, где все в быту используют только казахский, появляются дети, которые говорят только по-русски. «На онтогенез детской речи влияют в том числе гаджеты», — предполагает лингвист.

Идёт и другой процесс. Русский язык — плюрицентрический, то есть существует в нескольких независимых друг от друга языковых сообществах, каждое из которых вырабатывает свои нормы. Казахстанский русский заметно отличается от российского. В этой разновидности появляются слова, которые называют исключительно казахстанские реалии, отмечают исследователи Бактыбаева и Каимова:

  • айтыс — форма устной народной песенной поэзии,

  • аким — глава местного органа исполнительной власти,

  • мажилис — нижняя палата Парламента Казахстана.

Русский язык в Казахстане не ушёл в прошлое вместе с СССР. В повседневной жизни казахстанцы в основном используют именно его. Но в новом тысячелетии они стали чаще говорить на государственном языке вне зависимости от того, к какой национальности принадлежат.
Русский язык очень сильно влияет на казахский, поскольку в советский период поддерживался и политически, и финансово, и социально. «В нынешний век глобализации несмотря на то, что в Казахстане государственный — казахский, русский функционирует очень активно», — говорит Анар Фазылжанова. По её словам, самое интересное, что в казахских семьях, где все в быту используют только казахский, появляются дети, которые говорят только по-русски. «На онтогенез детской речи влияют в том числе гаджеты», — предполагает лингвист.

Идёт и другой процесс. Русский язык — плюрицентрический, то есть существует в нескольких независимых друг от друга языковых сообществах, каждое из которых вырабатывает свои нормы. Казахстанский русский заметно отличается от российского. В этой разновидности появляются слова, которые называют исключительно казахстанские реалии, отмечают исследователи Бактыбаева и Каимова:

  • айтыс — форма устной народной песенной поэзии,

  • аким — глава местного органа исполнительной власти,

  • мажилис — нижняя палата Парламента Казахстана.

Русский язык в Казахстане не ушёл в прошлое вместе с СССР. В повседневной жизни казахстанцы в основном используют именно его. Но в новом тысячелетии они стали чаще говорить на государственном языке вне зависимости от того, к какой национальности принадлежат.
Автор: Елизавета Стрючкова
23 декабря 2022, 16:00