теория

теория

По ленте времени: история русского языка

Остановка «Древнерусский язык»

В отличие от старославянского, древнерусский был родным для восточных славян языком. Разбираемся, почему «шелом»это на самом деле по-русски, и учимся понимать древнерусский как НЕиностранный.

Что есть древнерусский язык

Древнерусский язык — то же самое, что восточнославянский диалект праславянского. Кирилл и Мефодий не были его носителями, зато по-древнерусски говорили общие предки современных русских, белорусов и украинцев. В отличие от книжного письменного старославянского, это был разговорный, народный язык. Поэтому лексика именно древнерусского происхождения считается исконной в современном русском языке.

А. И. Горшков считал, что система древнерусского литературного языка была основана «на взаимодействии, но в то же время на противопоставлении двух его основных разновидностей, одна из которых базируется на старославянском языке, другая – на народном древнерусском».

Эти разновидности, по мнению учёного, нельзя считать разными языками: они «взаимопроникают и взаимодействуют не только в рамках древнерусской письменности в целом, но и в пределах какого-либо одного памятника древнерусской письменности». Если язык летописных погодных записей — литературно обработанная народная восточнославянская речь, то летописи церковно-религиозного характера написаны близким к старославянскому языком.

Древнерусский vs старославянский

Древнерусский и старославянский противопоставлены в русском литературном языке XI–XVII веков. Поэтому удобно рассматривать два языка и запоминать их основные отличия друг от друга.

Фонетические процессы позднего праславянского периода в древнерусском протекали по логике, характерной для восточнославянских, а не для южнославянских языков.

Если в старославянском сочетание *dj превращалось в жд, а *tj — в щ (шт), то в древнерусском на месте этих сочетаний оказывались ж и ч: вожь, свѣча, а не вождь, свѣща.

У согласных г, к и х в древнерусском (как и в старославянском и в других славянских языках) сначала совсем не было мягких пар. Соответственно, не было сочетаний ги, ки и хи. На их месте изначально были гы, кы и хы: погыбѣль (гибель, смерть), кыєвъ (Киев).

Старославянскому неполногласию на месте сочетаний «гласный + плавный согласный» в древнерусском соответствовало полногласие: холодъ, городъ, бєрєгъ, шєломъ, молоко. Сравните: хладъ (холод), градъ (город), брѣгъ (берег), шлѣмъ (шлем), млѣко (молоко).

На месте начальных старославянских ла и ра были ло и ро. Как мы рассказывали в предыдущем тексте, именно с этим связано наличие в современном русском пар слов наподобие ладья — лодка и равный — ровный.

Слоговые согласные праславянского языка в древнерусском соотносились с сочетаниями ъл, ьл, ър и ьр. Позже в сильной позиции они превратились в ол, ол, ор и єр. Например, тълкъ — толк, вълкъ — волк, търгъ — торг, вьрба — верба.

Буквы ъ и ь в славянских языках обозначали краткие гласные звуки. Первая «кодировала» что-то среднее между [а] и [ы], вторая — между ['э] и [и].

Такие гласные образовывали полноценные слоги, чего нельзя сказать о знакомых нам твёрдом и мягком знаках и можно о звуке ъ в современном болгарском. В словах чь-ть-ць и въ-здъ-хъ, например, по три открытых слога. Закрытых просто не было, по крайней мере в старославянском и древнерусском.

Позже звуки [ъ] и [ь] утратились во всех славянских языках — произошло падение редуцированных. В древнерусском в сильной позиции они превратились в [о] и ['э] соответственно. В слабой ь стал обозначать мягкость, а ъ перестал произноситься, но на конце слова его писали вплоть до орфографической реформы 1918 года. В древнерусских текстах, где пробелы не ставились, эта буква подсказывала читателю, как стоит делить буквенную «простыню» на слова.

Ещё одно общеславянское явление — носовые гласные. Это гласные с носовым призвуком «н». Они соответствуют современным русским у, ю и я. Точнее:
В отличие от старославянского, древнерусский был родным для восточных славян языком. Разбираемся, почему «шелом»это на самом деле по-русски, и учимся понимать древнерусский как НЕиностранный.

Что есть древнерусский язык

Древнерусский язык — то же самое, что восточнославянский диалект праславянского. Кирилл и Мефодий не были его носителями, зато по-древнерусски говорили общие предки современных русских, белорусов и украинцев. В отличие от книжного письменного старославянского, это был разговорный, народный язык. Поэтому лексика именно древнерусского происхождения считается исконной в современном русском языке.

А. И. Горшков считал, что система древнерусского литературного языка была основана «на взаимодействии, но в то же время на противопоставлении двух его основных разновидностей, одна из которых базируется на старославянском языке, другая – на народном древнерусском».

Эти разновидности, по мнению учёного, нельзя считать разными языками: они «взаимопроникают и взаимодействуют не только в рамках древнерусской письменности в целом, но и в пределах какого-либо одного памятника древнерусской письменности». Если язык летописных погодных записей — литературно обработанная народная восточнославянская речь, то летописи церковно-религиозного характера написаны близким к старославянскому языком.

Древнерусский vs старославянский

Древнерусский и старославянский противопоставлены в русском литературном языке XI–XVII веков. Поэтому удобно рассматривать два языка и запоминать их основные отличия друг от друга.

Фонетические процессы позднего праславянского периода в древнерусском протекали по логике, характерной для восточнославянских, а не для южнославянских языков.

Если в старославянском сочетание *dj превращалось в жд, а *tj — в щ (шт), то в древнерусском на месте этих сочетаний оказывались ж и ч: вожь, свѣча, а не вождь, свѣща.

У согласных г, к и х в древнерусском (как и в старославянском и в других славянских языках) сначала совсем не было мягких пар. Соответственно, не было сочетаний ги, ки и хи. На их месте изначально были гы, кы и хы: погыбѣль (гибель, смерть), кыєвъ (Киев).

Старославянскому неполногласию на месте сочетаний «гласный + плавный согласный» в древнерусском соответствовало полногласие: холодъ, городъ, бєрєгъ, шєломъ, молоко. Сравните: хладъ (холод), градъ (город), брѣгъ (берег), шлѣмъ (шлем), млѣко (молоко).

На месте начальных старославянских ла и ра были ло и ро. Как мы рассказывали в предыдущем тексте, именно с этим связано наличие в современном русском пар слов наподобие ладья — лодка и равный — ровный.

Слоговые согласные праславянского языка в древнерусском соотносились с сочетаниями ъл, ьл, ър и ьр. Позже в сильной позиции они превратились в ол, ол, ор и єр. Например, тълкъ — толк, вълкъ — волк, търгъ — торг, вьрба — верба.

Буквы ъ и ь в славянских языках обозначали краткие гласные звуки. Первая «кодировала» что-то среднее между [а] и [ы], вторая — между ['э] и [и].

Такие гласные образовывали полноценные слоги, чего нельзя сказать о знакомых нам твёрдом и мягком знаках и можно о звуке ъ в современном болгарском. В словах чь-ть-ць и въ-здъ-хъ, например, по три открытых слога. Закрытых просто не было, по крайней мере в старославянском и древнерусском.

Позже звуки [ъ] и [ь] утратились во всех славянских языках — произошло падение редуцированных. В древнерусском в сильной позиции они превратились в [о] и ['э] соответственно. В слабой ь стал обозначать мягкость, а ъ перестал произноситься, но на конце слова его писали вплоть до орфографической реформы 1918 года. В древнерусских текстах, где пробелы не ставились, эта буква подсказывала читателю, как стоит делить буквенную «простыню» на слова.

Ещё одно общеславянское явление — носовые гласные. Это гласные с носовым призвуком «н». Они соответствуют современным русским у, ю и я. Точнее:
Если слева есть вертикальная черта, она указывает на «йотированность». В этом элементе можно узнать другую гласную букву старославянского и древнерусского языков — «и десятеричное» (i).

С помощью этого соответствия легко находить современные аналоги древнерусских слов. Тексты на этом языке появились почти на сто лет позже, чем на старославянском, — тогда носовые гласные звуки уже утратились. Но буквы, которые их обозначали, продолжали использоваться по традиции.

Найти аналог — не всегда значит «перевести». Но это умение явно облегчает работу с древнерусским языком, который современному носителю русского может показаться практически иностранным.

сѧ — себя, -ся в возвратных глаголах;

рѫцѣ — рýки (к из начальной формы «рука» перед ѣ перешёл в ц в результате палатализации);

приѧти — принимать, принять (самое время задуматься, что такое «приятный» с точки зрения этимологии);

сѣмѧ — семя;

назираѭщє — наблюдая, следя.

Старославянскому ѥ в начале слова в древнерусском соответствовало о (ѥлєньолень), а на месте гласных а и ю в этой позиции были я (а йотированное) и у: аблокояблоко, уношаюноша.

Древнерусское словообразование отличалось от старославянского и, что логично, было ближе к современному русскому. В древнерусских текстах можно встретить немало знакомых конструкций. Когда в старославянском извести из, в древнерусском — вывести из; когда в старославянском низвєсти и възыграти, в древнерусском — съвєсти и заиграти.

Ещё одна характерная черта текстов на древнерусском языке — слова, заимствованные из церковнославянского и имеющие общеславянское происхождение. Многие из них легко узнать, если помнить о фонетических различиях старославянского и древнерусского языков.

Заимствовались не только отдельные слова, но и выражения, в том числе фразеологизмы. Последних много и в современном русском языке, и они чаще всего библейского происхождения. Существует даже словарь библейских фразеологизмов. Его автор — Л. Г. Кочедыков.

Сейчас старославянизмы чаще используются с определёнными стилистическими целями. Мы не обратимся к прохожему как ко «младому человеку», но и не поставим свечку в храме «за здоровье»: больше подойдут «молодой» и «здравие».

Для языка древнерусской литературы (не то же самое, что литературный язык) тоже было характерно осмысленное, стилистически обоснованное использование старославянских и исконно русских форм. Первые употреблялись, когда описания носили религиозный или торжественный характер, а вторые — в описаниях природы и быта, в народных легендах.

Кроме того, формирующийся русский литературный язык черпает из старославянского системы средств художественной изобразительности: эпитеты, сравнения, метафоры, антитезы и так далее. Некоторые из таких конструкций появились в старославянском языке на основе древнегреческой стилистики.
Если слева есть вертикальная черта, она указывает на «йотированность». В этом элементе можно узнать другую гласную букву старославянского и древнерусского языков — «и десятеричное» (i).

С помощью этого соответствия легко находить современные аналоги древнерусских слов. Тексты на этом языке появились почти на сто лет позже, чем на старославянском, — тогда носовые гласные звуки уже утратились. Но буквы, которые их обозначали, продолжали использоваться по традиции.

Найти аналог — не всегда значит «перевести». Но это умение явно облегчает работу с древнерусским языком, который современному носителю русского может показаться практически иностранным.

сѧ — себя, -ся в возвратных глаголах;

рѫцѣ — рýки (к из начальной формы «рука» перед ѣ перешёл в ц в результате палатализации);

приѧти — принимать, принять (самое время задуматься, что такое «приятный» с точки зрения этимологии);

сѣмѧ — семя;

назираѭщє — наблюдая, следя.

Старославянскому ѥ в начале слова в древнерусском соответствовало о (ѥлєньолень), а на месте гласных а и ю в этой позиции были я (а йотированное) и у: аблокояблоко, уношаюноша.

Древнерусское словообразование отличалось от старославянского и, что логично, было ближе к современному русскому. В древнерусских текстах можно встретить немало знакомых конструкций. Когда в старославянском извести из, в древнерусском — вывести из; когда в старославянском низвєсти и възыграти, в древнерусском — съвєсти и заиграти.

Ещё одна характерная черта текстов на древнерусском языке — слова, заимствованные из церковнославянского и имеющие общеславянское происхождение. Многие из них легко узнать, если помнить о фонетических различиях старославянского и древнерусского языков.

Заимствовались не только отдельные слова, но и выражения, в том числе фразеологизмы. Последних много и в современном русском языке, и они чаще всего библейского происхождения. Существует даже словарь библейских фразеологизмов. Его автор — Л. Г. Кочедыков.

Сейчас старославянизмы чаще используются с определёнными стилистическими целями. Мы не обратимся к прохожему как ко «младому человеку», но и не поставим свечку в храме «за здоровье»: больше подойдут «молодой» и «здравие».

Для языка древнерусской литературы (не то же самое, что литературный язык) тоже было характерно осмысленное, стилистически обоснованное использование старославянских и исконно русских форм. Первые употреблялись, когда описания носили религиозный или торжественный характер, а вторые — в описаниях природы и быта, в народных легендах.

Кроме того, формирующийся русский литературный язык черпает из старославянского системы средств художественной изобразительности: эпитеты, сравнения, метафоры, антитезы и так далее. Некоторые из таких конструкций появились в старославянском языке на основе древнегреческой стилистики.
Автор: Полина Меньшова
1 февраля 2021, 20:00
Автор: Полина Меньшова
1 февраля 2021, 20:00
Источники
Горшков, А. И. История русского литературного языка. Краткий курс лекций. М.: Высшая школа, 1965.

Хабургаев, Г. С. Старославянский язык. М.: «Просвещение», 1974.

Шулежкова, С. Г. Старославянский язык, древнерусский язык и историческая грамматика русского языка: опыт сопоставительного изучения. М.: ФЛИНТА, 2016.
Источники
Горшков, А. И. История русского литературного языка. Краткий курс лекций. М.: Высшая школа, 1965.

Хабургаев, Г. С. Старославянский язык. М.: «Просвещение», 1974.

Шулежкова, С. Г. Старославянский язык, древнерусский язык и историческая грамматика русского языка: опыт сопоставительного изучения. М.: ФЛИНТА, 2016.