теория

теория

По ленте времени: история русского языка

Синтаксис как правила приличия: управление (часть 1)

Согласование не было единственным типом отношений в прошлом русского языка, и «правила этикета» на нём не заканчивались. Разбираемся, как одни слова в старославянском и древнерусском управляли другими, и знакомимся с языковой «деловой этикой».

Менеджмент по-старославянски

Управление — тип связи, при котором имя зависит от глагола или от другого имени. В первом случае падежные конструкции приглагольные, а во втором — приимённые.

Управление может быть беспредложным и предложным. В праславянском языке связь между главным и подчинёнными, зависимыми словами, как правило, выражалась только падежным окончанием, но уже тогда начали развиваться конструкции с предлогами. Он уточнял и осложнял прежнее значение падежа. Старославянский язык унаследовал ряд таких конструкций и продолжил развивать их.
Согласование не было единственным типом отношений в прошлом русского языка, и «правила этикета» на нём не заканчивались. Разбираемся, как одни слова в старославянском и древнерусском управляли другими, и знакомимся с языковой «деловой этикой».

Менеджмент по-старославянски

Управление — тип связи, при котором имя зависит от глагола или от другого имени. В первом случае падежные конструкции приглагольные, а во втором — приимённые.

Управление может быть беспредложным и предложным. В праславянском языке связь между главным и подчинёнными, зависимыми словами, как правило, выражалась только падежным окончанием, но уже тогда начали развиваться конструкции с предлогами. Он уточнял и осложнял прежнее значение падежа. Старославянский язык унаследовал ряд таких конструкций и продолжил развивать их.
В современном русском уже преобладает предложное управление, но в других славянских языках легко встретить формы, которые как будто сбежали из старославянских или древнерусских текстов.

Винительный

Винительный падеж приглагольный. Его основная функция — указывать на прямое дополнение, которое подчиняется переходному глаголу. В старославянском и древнерусском языках, если при глаголе было отрицание, то прямое дополнение, как и в современном русском, употреблялось в родительном падеже. Например, сделал что-то, но не сделал чего-то.

Винительный беспредложный был многозадачным и выполнял ещё несколько функций. Например, указывал, в каком направлении двигается субъект действия: переплыв реку, пройдя всю Иудейскую страну. Эту конструкцию использовали не только когда речь шла о пространстве, которое полностью охвачено движением, но и когда нужно было выразить собственно направление: дѹшѫ проидєтъ — пройдёт сквозь душу.

Если движение было направлено внутрь или на поверхность, винительный падеж употреблялся с предлогами въ и на. Сейчас, впрочем, ничего не изменилось: конструкции вроде из коробки и на крышу — всё ещё популярные модели «бизнес-отношений».

Для беспредложного винительного падежа, как и сейчас, было характерно значение времени: ютро же възвраштъ сѧ въ градъ възалка — Утром (наутро), возвратившись в город, (он) захотел есть. Ещё указать на время можно было с помощью предлогов въ и на. Эти конструкции тоже сохранились: в субботу, на вечер.

Чтобы указать на весь период времени действия, который обозначается именем, в старославянских памятниках использовался предлог об(о): iзидє въ горѫ молити сѧ и бѣ об ношть въ молитвѣ — Взошёл на гору помолиться и (всю) ночь провёл в молитвах.

Дательный

Основная задача беспредложного дательного падежа — указывать на адресата действия, давать понять, на кого или на что оно направлено: кому что-то отдают, чему завидуют и так далее. Старославянский язык сохранял эту форму и в значении направления.

Приимённый дательный падеж употреблялся не так часто, как приглагольный. Основным для него в старославянском языке было значение принадлежности. Оно также могло выражаться родительным падежом или притяжательным прилагательным: въ имѧ ѹчєникѹ (именем ученика).

Творительный

Творительный беспредложный падеж почти всегда был и остаётся приглагольным, хотя и возможен при именах — отглагольных существительных или прилагательных.

Общим для всех значений творительного беспредложного считается обстоятельственное значение средства совершения действия. Как пишет Г. А. Хабургаев, «даже указывая на направление или время действия, творительный падеж трактует их по-своему, представляя как способ осуществления того или иного движения, состояния».

Наиболее характерно для творительного значение орудия действия: копиємь ємѹ рєбра прободє (копьём проколол ему рёбра). При этом в качестве орудия можно рассматривать и средство передвижения: i идѹ въ пѹсто мѣсто кораблємь єдини — И (они) отправились в лодке (на лодке) в пустынное место.

Общее значение средства просматривается и в конструкциях творительного падежа стоимости: нє пѧть ли птицъ вѣнитъ сѧ пѣнѧзєма дъвѣма (Не пять ли птиц продаётся за две монеты?). В этом значении творительный беспредложный уже в старославянском языке вытесняли предложные конструкции с винительным (с предлогом за) или местным падежом (с предлогом на): что бо дастъ ч҃лвкъ iзмѣнѫ на д҃ши своєи или за д҃шѫ своѭ (Что же даст человек взамен за душу свою?).

Значение стоимости заметно и в творительном беспредложном при прилагательном длъжьнъ: привѣсѧ ѥмѹ длъжьникъ ѥдинъ длъжєнъ тъмоѭ талантъ (Привели к нему одного должника, который был должен 10000 золотых монет, дословно: должен десятью тысячами монет).

Характерно для старославянского и древнерусского творительного падежа значение состояния, образа действия, сравнения: прѣблѫдливыи бо и нєчистыи врагъ... вьставъ на правьдивааго блѫдныимъ ѥмѹ нападє бѣсомъ (Лукавый и нечистый враг (дьявол)... поднявшись на праведника блудным бесом напал на него). Похожие конструкции используются до сих пор, иногда в составе устойчивых словосочетаний: примчаться пулей, смотреть волком.

Старославянский и древнерусский языки сохраняли творительный падеж со значением причины: азъ жє гладомь гыблѭ (Я же погибаю от голода). Позже их вытеснили предложные конструкции родительного падежа с предлогами отъ, ради и за.

В старославянских памятниках встречается творительный со значением времени, которое полностью включает действие: могѫ разорити ц҃рквь б҃жиѭ. и трьми дьньми созъдати ѭ (Могу разорить божью церковь и за три дня восстановить её). Этим конструкциям по смыслу близки русские онареченные формы: утром, днём, вечером, ночью, весною, летом, осенью, зимой.

Беспредложный творительный мог указывать на место в пространстве, через которое происходит передвижение. В этом значении его употребляли с приставочными глаголами с приставками въ- и из-. Например, входѧи двьрьми (входящий через двери). Другими падежами это значение выражалось редко, но можно было встретить предложные конструкции наподобие вънити сквозѣ тѣснаѣ врата.

Ещё одно значение творительного беспредложного падежа — направление. Причём в нём тоже просматривается «оттенок» образа действия: инѣмь пѫтємъ отiдѫ въ странѫ своѭ — (Волхвы) ушли в свою страну иной дорогой. Ещё с помощью этой формы можно указать на пространство, по которому движется объект: идѫщю iс҃ви пѫтьмь (Когда Иисус шёл по дороге). Эта конструкция напоминает современные русские идти лесом и по лесу, полем и по полю.

Падежи старославянского и древнерусского языков были способны выражать совершенно разные, но в то же логически связанные друг с другом смыслы. Количеству функций, которые выполнял каждый из них, вполне мог бы позавидовать современный фанат многозадачности. Ещё более продуктивными в этом плане были родительный и местный падежи. О них расскажем в отдельном материале.
В современном русском уже преобладает предложное управление, но в других славянских языках легко встретить формы, которые как будто сбежали из старославянских или древнерусских текстов.

Винительный

Винительный падеж приглагольный. Его основная функция — указывать на прямое дополнение, которое подчиняется переходному глаголу. В старославянском и древнерусском языках, если при глаголе было отрицание, то прямое дополнение, как и в современном русском, употреблялось в родительном падеже. Например, сделал что-то, но не сделал чего-то.

Винительный беспредложный был многозадачным и выполнял ещё несколько функций. Например, указывал, в каком направлении двигается субъект действия: переплыв реку, пройдя всю Иудейскую страну. Эту конструкцию использовали не только когда речь шла о пространстве, которое полностью охвачено движением, но и когда нужно было выразить собственно направление: дѹшѫ проидєтъ — пройдёт сквозь душу.

Если движение было направлено внутрь или на поверхность, винительный падеж употреблялся с предлогами въ и на. Сейчас, впрочем, ничего не изменилось: конструкции вроде из коробки и на крышу — всё ещё популярные модели «бизнес-отношений».

Для беспредложного винительного падежа, как и сейчас, было характерно значение времени: ютро же възвраштъ сѧ въ градъ възалка — Утром (наутро), возвратившись в город, (он) захотел есть. Ещё указать на время можно было с помощью предлогов въ и на. Эти конструкции тоже сохранились: в субботу, на вечер.

Чтобы указать на весь период времени действия, который обозначается именем, в старославянских памятниках использовался предлог об(о): iзидє въ горѫ молити сѧ и бѣ об ношть въ молитвѣ — Взошёл на гору помолиться и (всю) ночь провёл в молитвах.

Дательный

Основная задача беспредложного дательного падежа — указывать на адресата действия, давать понять, на кого или на что оно направлено: кому что-то отдают, чему завидуют и так далее. Старославянский язык сохранял эту форму и в значении направления.

Приимённый дательный падеж употреблялся не так часто, как приглагольный. Основным для него в старославянском языке было значение принадлежности. Оно также могло выражаться родительным падежом или притяжательным прилагательным: въ имѧ ѹчєникѹ (именем ученика).

Творительный

Творительный беспредложный падеж почти всегда был и остаётся приглагольным, хотя и возможен при именах — отглагольных существительных или прилагательных.

Общим для всех значений творительного беспредложного считается обстоятельственное значение средства совершения действия. Как пишет Г. А. Хабургаев, «даже указывая на направление или время действия, творительный падеж трактует их по-своему, представляя как способ осуществления того или иного движения, состояния».

Наиболее характерно для творительного значение орудия действия: копиємь ємѹ рєбра прободє (копьём проколол ему рёбра). При этом в качестве орудия можно рассматривать и средство передвижения: i идѹ въ пѹсто мѣсто кораблємь єдини — И (они) отправились в лодке (на лодке) в пустынное место.

Общее значение средства просматривается и в конструкциях творительного падежа стоимости: нє пѧть ли птицъ вѣнитъ сѧ пѣнѧзєма дъвѣма (Не пять ли птиц продаётся за две монеты?). В этом значении творительный беспредложный уже в старославянском языке вытесняли предложные конструкции с винительным (с предлогом за) или местным падежом (с предлогом на): что бо дастъ ч҃лвкъ iзмѣнѫ на д҃ши своєи или за д҃шѫ своѭ (Что же даст человек взамен за душу свою?).

Значение стоимости заметно и в творительном беспредложном при прилагательном длъжьнъ: привѣсѧ ѥмѹ длъжьникъ ѥдинъ длъжєнъ тъмоѭ талантъ (Привели к нему одного должника, который был должен 10000 золотых монет, дословно: должен десятью тысячами монет).

Характерно для старославянского и древнерусского творительного падежа значение состояния, образа действия, сравнения: прѣблѫдливыи бо и нєчистыи врагъ... вьставъ на правьдивааго блѫдныимъ ѥмѹ нападє бѣсомъ (Лукавый и нечистый враг (дьявол)... поднявшись на праведника блудным бесом напал на него). Похожие конструкции используются до сих пор, иногда в составе устойчивых словосочетаний: примчаться пулей, смотреть волком.

Старославянский и древнерусский языки сохраняли творительный падеж со значением причины: азъ жє гладомь гыблѭ (Я же погибаю от голода). Позже их вытеснили предложные конструкции родительного падежа с предлогами отъ, ради и за.

В старославянских памятниках встречается творительный со значением времени, которое полностью включает действие: могѫ разорити ц҃рквь б҃жиѭ. и трьми дьньми созъдати ѭ (Могу разорить божью церковь и за три дня восстановить её). Этим конструкциям по смыслу близки русские онареченные формы: утром, днём, вечером, ночью, весною, летом, осенью, зимой.

Беспредложный творительный мог указывать на место в пространстве, через которое происходит передвижение. В этом значении его употребляли с приставочными глаголами с приставками въ- и из-. Например, входѧи двьрьми (входящий через двери). Другими падежами это значение выражалось редко, но можно было встретить предложные конструкции наподобие вънити сквозѣ тѣснаѣ врата.

Ещё одно значение творительного беспредложного падежа — направление. Причём в нём тоже просматривается «оттенок» образа действия: инѣмь пѫтємъ отiдѫ въ странѫ своѭ — (Волхвы) ушли в свою страну иной дорогой. Ещё с помощью этой формы можно указать на пространство, по которому движется объект: идѫщю iс҃ви пѫтьмь (Когда Иисус шёл по дороге). Эта конструкция напоминает современные русские идти лесом и по лесу, полем и по полю.

Падежи старославянского и древнерусского языков были способны выражать совершенно разные, но в то же логически связанные друг с другом смыслы. Количеству функций, которые выполнял каждый из них, вполне мог бы позавидовать современный фанат многозадачности. Ещё более продуктивными в этом плане были родительный и местный падежи. О них расскажем в отдельном материале.
Автор: Полина Меньшова
21 июня 2021, 20:00
Автор: Полина Меньшова
21 июня 2021, 20:00
Источники
Хабургаев, Г. А. Старославянский язык. М.: «Просвещение», 1974.
Источники
Хабургаев, Г. А. Старославянский язык. М.: «Просвещение», 1974.