теория

теория

По ленте времени: история русского языка

Синтаксис как правила приличия: согласование

Для разных эпох характерны не только разные типы общественного устройства, но и неодинаковые виды отношений, правила этикета. Так же в языке: если раньше «вежливыми»нормативнымисчитались словосочетания вроде «ночь тёмная», то сейчас, в XXI веке, определяемое слово чаще пропускает вперёд определение и получается «тёмная ночь». Знакомимся с «нравами» старославянского и древнерусского языков – начинаем изучать исторический синтаксис.

Общее правило поведения для слов старославянского и древнерусского – сохранять относительно свободный порядок. Свободный, потому что за всеми членами предложения не закреплены места, которые ни в коем случае нельзя покидать. Относительно свободный – потому что за некоторыми всё-таки закреплены.

Например, сказуемое, как правило, идёт после подлежащего, держится правее: господинъ домѹ рєчє рабѹ своємѹ (хозяин дома сказал своему рабу). В современном русском прямой порядок слов в этом случае выглядит так же. Если действие было в предложении особенно важным, сказуемое выдвигалось на место перед подлежащим: и рєчє г҃ъ рабѹ (и сказал хозяин рабу).

Определения, которые согласуются с подлежащим в роде, числе и падеже, обычно тоже стояли после определяемого слова. Это видно и в «ночи тёмной» из лида. Правда, довольно часто такие определения всё же выходили вперёд. А. Хабургаев предполагает, что так носители древнерусского языка подчёркивали важность признака в условиях, которые описывали в предложении.

В ладу и согласии


Один из видов взаимоотношений слов в предложении – согласие. Точнее – согласование. Именно в такой связи зависимые прилагательные и местоимения находятся с главным словом – существительным, форму рода, числа и падежа которого они копируют. Этот вид отношений в старославянском и древнерусском языках во многом был похож на своего «потомка» в современном русском. С существительным согласовывались также счётные слова один, два, три и четыре.

Именительный × 2

«Как молоды мы были» и «Когда мы были молодыми» – обе фразы спокойно существуют в популярных песнях. Раньше право на жизнь имел бы только первый вариант: именной части сказуемого в старославянском языке полагалось «прислушиваться» к подлежащему и согласовываться с ним в падеже. Такая конструкция называется именительным предикативным от слова предикат, которое в грамматике синонимично термину сказуемое. На современный русский язык она обычно переводится как творительный предикативный: конструкции наподобие «когда мы были молодыми» считаются стилистически нейтральными и более предпочтительными.

Иногда особо выделяют именительный падеж при глаголах называния нарєщи, нарицати, прозъвати и при причастиях, которые им соответствуют. Его принято называть вторым именительным: первый – именительный падеж подлежащего. В современном русском этой форме, как и именительному предикативному, соответствует творительный падеж. Именно поэтому переводчик название саундтрека к «Круэлле» – Call me Cruella – превращает в Зови меня Круэллой, а не в Зови меня Круэлла.
Для разных эпох характерны не только разные типы общественного устройства, но и неодинаковые виды отношений, правила этикета. Так же в языке: если раньше «вежливыми»нормативнымисчитались словосочетания вроде «ночь тёмная», то сейчас, в XXI веке, определяемое слово чаще пропускает вперёд определение и получается «тёмная ночь». Знакомимся с «нравами» старославянского и древнерусского языков – начинаем изучать исторический синтаксис.

Общее правило поведения для слов старославянского и древнерусского – сохранять относительно свободный порядок. Свободный, потому что за всеми членами предложения не закреплены места, которые ни в коем случае нельзя покидать. Относительно свободный – потому что за некоторыми всё-таки закреплены.

Например, сказуемое, как правило, идёт после подлежащего, держится правее: господинъ домѹ рєчє рабѹ своємѹ (хозяин дома сказал своему рабу). В современном русском прямой порядок слов в этом случае выглядит так же. Если действие было в предложении особенно важным, сказуемое выдвигалось на место перед подлежащим: и рєчє г҃ъ рабѹ (и сказал хозяин рабу).

Определения, которые согласуются с подлежащим в роде, числе и падеже, обычно тоже стояли после определяемого слова. Это видно и в «ночи тёмной» из лида. Правда, довольно часто такие определения всё же выходили вперёд. А. Хабургаев предполагает, что так носители древнерусского языка подчёркивали важность признака в условиях, которые описывали в предложении.

В ладу и согласии


Один из видов взаимоотношений слов в предложении – согласие. Точнее – согласование. Именно в такой связи зависимые прилагательные и местоимения находятся с главным словом – существительным, форму рода, числа и падежа которого они копируют. Этот вид отношений в старославянском и древнерусском языках во многом был похож на своего «потомка» в современном русском. С существительным согласовывались также счётные слова один, два, три и четыре.

Именительный × 2

«Как молоды мы были» и «Когда мы были молодыми» – обе фразы спокойно существуют в популярных песнях. Раньше право на жизнь имел бы только первый вариант: именной части сказуемого в старославянском языке полагалось «прислушиваться» к подлежащему и согласовываться с ним в падеже. Такая конструкция называется именительным предикативным от слова предикат, которое в грамматике синонимично термину сказуемое. На современный русский язык она обычно переводится как творительный предикативный: конструкции наподобие «когда мы были молодыми» считаются стилистически нейтральными и более предпочтительными.

Иногда особо выделяют именительный падеж при глаголах называния нарєщи, нарицати, прозъвати и при причастиях, которые им соответствуют. Его принято называть вторым именительным: первый – именительный падеж подлежащего. В современном русском этой форме, как и именительному предикативному, соответствует творительный падеж. Именно поэтому переводчик название саундтрека к «Круэлле» – Call me Cruella – превращает в Зови меня Круэллой, а не в Зови меня Круэлла.
Смысл всему голова

Иногда грамматическая форма и значение оказываются в необычном соответствии. Например, слово в единственном числе обозначает группу людей. Это характерно для собирательных существительных вроде молодёжь, большинство. Если в старославянском и древнерусском подобное слово становилось главным в словосочетании, то зависимые слова согласовывались с ним по смыслу, а не по форме.

При собирательных именах, которые обозначают неодушевлённые предметы, зависимые слова обычно употреблялись в единственном числе: i възидє търниє (и разросся терновник). Если собирательное существительное обозначало множество лиц, то зависимые слова ставили в форму множественного числа: вєсь градъ идошѧ (весь город пошли). Такое согласование «по смыслу» в старославянском и древнерусском языках было возможно между определением и определяемым словом, а также между сказуемым и подлежащим.

Особые правила действовали, когда определение или сказуемое было связано с двумя и более подлежащими, хотя бы одно из которых стояло в форме единственного или двойственного числа. Зависимое слово обычно «подстраивалось» под ближайшее главное. Так, в предложении iдє жє бо єстє дъва или трьє събрани... (Где же собраны двое или трое...) связка єстє перед числительным дъва стоит в двойственном числе, а причастие събрани после трьє – во множественном. Глагол во фразе придє исѹс i ѹчєници єго (Пришли [пришёл] Иисус и его ученики) согласуется в числе с именем Иисус, потому что стоит перед ним.

В отдельных случаях в старославянских памятниках представление о реальной численности предметов или лиц, обозначенных главными словами, влияет на форму зависимого слова. Предложение бѣ иосифъ и мати єго чѫдѧшта сѧ дословно переводится как Был Иосиф и его мать удивлены. Связка перед первым существительным употребляется в единственном числе, а причастие после второго имени – в двойственном, поскольку лиц двое.

Согласование в старославянском и древнерусском языках в целом похоже на привычное нам – современное русское. С управлением, например, всё было заметно по-другому. Этот тип отношений и соответствующие правила «этикета» рассмотрим в следующих текстах по истории языка.
Смысл всему голова

Иногда грамматическая форма и значение оказываются в необычном соответствии. Например, слово в единственном числе обозначает группу людей. Это характерно для собирательных существительных вроде молодёжь, большинство. Если в старославянском и древнерусском подобное слово становилось главным в словосочетании, то зависимые слова согласовывались с ним по смыслу, а не по форме.

При собирательных именах, которые обозначают неодушевлённые предметы, зависимые слова обычно употреблялись в единственном числе: i възидє търниє (и разросся терновник). Если собирательное существительное обозначало множество лиц, то зависимые слова ставили в форму множественного числа: вєсь градъ идошѧ (весь город пошли). Такое согласование «по смыслу» в старославянском и древнерусском языках было возможно между определением и определяемым словом, а также между сказуемым и подлежащим.

Особые правила действовали, когда определение или сказуемое было связано с двумя и более подлежащими, хотя бы одно из которых стояло в форме единственного или двойственного числа. Зависимое слово обычно «подстраивалось» под ближайшее главное. Так, в предложении iдє жє бо єстє дъва или трьє събрани... (Где же собраны двое или трое...) связка єстє перед числительным дъва стоит в двойственном числе, а причастие събрани после трьє – во множественном. Глагол во фразе придє исѹс i ѹчєници єго (Пришли [пришёл] Иисус и его ученики) согласуется в числе с именем Иисус, потому что стоит перед ним.

В отдельных случаях в старославянских памятниках представление о реальной численности предметов или лиц, обозначенных главными словами, влияет на форму зависимого слова. Предложение бѣ иосифъ и мати єго чѫдѧшта сѧ дословно переводится как Был Иосиф и его мать удивлены. Связка перед первым существительным употребляется в единственном числе, а причастие после второго имени – в двойственном, поскольку лиц двое.

Согласование в старославянском и древнерусском языках в целом похоже на привычное нам – современное русское. С управлением, например, всё было заметно по-другому. Этот тип отношений и соответствующие правила «этикета» рассмотрим в следующих текстах по истории языка.
Автор: Полина Меньшова
7 июня 2021, 20:00
Автор: Полина Меньшова
7 июня 2021, 20:00
Источники
Хабургаев, Г. А. Старославянский язык. М.: «Просвещение», 1974.
Источники
Хабургаев, Г. А. Старославянский язык. М.: «Просвещение», 1974.