теория

теория

По ленте времени: история русского языка

Морфологический быт: глагол и причастие

«Люди встречаются, люди влюбляются, женятся»: жизнь и быт характеризуются действиями, поэтому историческую морфологию невозможно представить без части речи, которая эти действия обозначает. Жжём собственные сердца четырьмя прошедшими и тремя будущими временами глаголов и разбираемся, как со временем изменились причастия.

В старославянском и древнерусском языках было три наклонения: изъявительное, условное (сослагательное) и повелительное. Показателем инфинитива служило -ти (суффикс это или окончание — вопрос дискуссионный). Казалось бы, ничего особенного. Но особенности были. И прятались они в изъявительном наклонении. В нём можно было образовать четыре формы прошедшего, одну форму настоящего и три формы будущего времени глагола.

Настоящее

С настоящим временем всё было довольно просто. Личные окончания глаголов во многом похожи на современные русские, разве что двойственного числа сейчас нет.
«Люди встречаются, люди влюбляются, женятся»: жизнь и быт характеризуются действиями, поэтому историческую морфологию невозможно представить без части речи, которая эти действия обозначает. Жжём собственные сердца четырьмя прошедшими и тремя будущими временами глаголов и разбираемся, как со временем изменились причастия.

В старославянском и древнерусском языках было три наклонения: изъявительное, условное (сослагательное) и повелительное. Показателем инфинитива служило -ти (суффикс это или окончание — вопрос дискуссионный). Казалось бы, ничего особенного. Но особенности были. И прятались они в изъявительном наклонении. В нём можно было образовать четыре формы прошедшего, одну форму настоящего и три формы будущего времени глагола.


Настоящее

С настоящим временем всё было довольно просто. Личные окончания глаголов во многом похожи на современные русские, разве что двойственного числа сейчас нет.
Нерегулярное спряжение глаголов есть и дать вас вряд ли напугает: эти слова настолько частотны, что «нетипичные» для древнерусского периода формы сейчас воспринимаются как абсолютно обыкновенные и привычные. В остальном личные окончания глаголов я(ѣ)сти (есть) и дати были такими же, как в формах глагола быти. Он в древнерусский период тоже изменялся по лицам и числам в настоящем времени и сильнее, чем сейчас, напоминал английский to be с формами am, is и are.

В современном русском языке в настоящем времени используется либо нулевая связка, либо книжное является: Ты мой друг, Имя существительное является самостоятельной частью речи. А тогда были Я ѥсмь α и ѡ начало и конєць, Отьчє нашь ижє ѥси на нєбєсѣхъ и так далее.
Нерегулярное спряжение глаголов есть и дать вас вряд ли напугает: эти слова настолько частотны, что «нетипичные» для древнерусского периода формы сейчас воспринимаются как абсолютно обыкновенные и привычные. В остальном личные окончания глаголов я(ѣ)сти (есть) и дати были такими же, как в формах глагола быти. Он в древнерусский период тоже изменялся по лицам и числам в настоящем времени и сильнее, чем сейчас, напоминал английский to be с формами am, is и are.

В современном русском языке в настоящем времени используется либо нулевая связка, либо книжное является: Ты мой друг, Имя существительное является самостоятельной частью речи. А тогда были Я ѥсмь α и ѡ начало и конєць, Отьчє нашь ижє ѥси на нєбєсѣхъ и так далее.
Прошедшее

Аорист — форма прошедшего времени, которая обозначает однократное действие в прошлом. То, что было-было-было-было, но прошло. Это простая форма — аорист состоит из одного слова.

Прошедшее


Аорист — форма прошедшего времени, которая обозначает однократное действие в прошлом. То, что было-было-было-было, но прошло. Это простая форма — аорист состоит из одного слова.
Частица бы, которая сейчас помогает поставить глагол в форму сослагательного наклонения (например, я знал бы), раньше была аористом глагола быти и изменялась по лицам и числам. Правда, у этого глагола была ещё старая форма аориста — с ѣ в основе.
Частица бы, которая сейчас помогает поставить глагол в форму сослагательного наклонения (например, я знал бы), раньше была аористом глагола быти и изменялась по лицам и числам. Правда, у этого глагола была ещё старая форма аориста — с ѣ в основе.
Имперфект обозначает многократное, повторяющееся, длительное действие в прошлом. Скажем так: то, что бывало. Похожее значение у современных форм глаголов с суффиксами -ива-/-ыва- а-ля хаживал. Образование таких глаголов, впрочем, и называется имперфективацией.
Имперфект обозначает многократное, повторяющееся, длительное действие в прошлом. Скажем так: то, что бывало. Похожее значение у современных форм глаголов с суффиксами -ива-/-ыва- а-ля хаживал. Образование таких глаголов, впрочем, и называется имперфективацией.
Перфект, или прошедшее совершённое время, описывал действия, которые имели место в прошлом, но были важны для момента речи. Другими словами, он обозначал состояние в настоящем, которое было результатом действия, завершившегося в прошлом (аналогично английскому Present Perfect). Эта форма была сложной и состояла из двух компонентов: связки быти в настоящем времени и причастия на : єсмь жилъ, сѹть ходили. Буквально на русский язык это можно перевести как я являюсь жившим и они являются ходившими. Хотя обычно достаточно простых человеческих жил и ходили.
Перфект, или прошедшее совершённое время, описывал действия, которые имели место в прошлом, но были важны для момента речи. Другими словами, он обозначал состояние в настоящем, которое было результатом действия, завершившегося в прошлом (аналогично английскому Present Perfect). Эта форма была сложной и состояла из двух компонентов: связки быти в настоящем времени и причастия на : єсмь жилъ, сѹть ходили. Буквально на русский язык это можно перевести как я являюсь жившим и они являются ходившими. Хотя обычно достаточно простых человеческих жил и ходили.
Иногда перфект употреблялся без связки. К чему это привело, догадаться несложно: именно от перфекта образовалась современная форма прошедшего времени глагола. Суффикс причастия при этом для большей части глаголов стал показателем этой формы.

Плюсквамперфект указывал на то, что действие предшествовало чему-то в прошлом. Подобная функция у современного английского Past Perfect. Плюсквамперфект тоже был сложной формой. Он состоял из имперфекта или перфекта связки быти и причастия на от нужного глагола. Например: дедъ да баба сѹть были жили. Да-да, это то самое сказочное жили-были дед да баба. Здесь сѹть были — перфект глагола быти, а жили — причастие множественного числа.

В старославянском плюсквамперфект можно было образовать и с помощью старого аориста глагола быти.
Иногда перфект употреблялся без связки. К чему это привело, догадаться несложно: именно от перфекта образовалась современная форма прошедшего времени глагола. Суффикс причастия при этом для большей части глаголов стал показателем этой формы.

Плюсквамперфект указывал на то, что действие предшествовало чему-то в прошлом. Подобная функция у современного английского Past Perfect. Плюсквамперфект тоже был сложной формой. Он состоял из имперфекта или перфекта связки быти и причастия на от нужного глагола. Например: дедъ да баба сѹть были жили. Да-да, это то самое сказочное жили-были дед да баба. Здесь сѹть были — перфект глагола быти, а жили — причастие множественного числа.

В старославянском плюсквамперфект можно было образовать и с помощью старого аориста глагола быти.
Когда плюсквамперфект утратил связку, его стало почти невозможно отличить от перфекта. Вскоре древнерусское предпрошедшее исчезло совсем — из устной и письменной речи. То же произошло с имперфектом и аористом. Правда, следы последнего можно заметить в современном языке. Среди них форма чу! — бывший аорист глагола чѹти — «слышать».

Будущее

Форм будущего времени в старославянском и в древнерусском в ранний период было больше, чем в современном русском языке. Среди них можно было встретить вполне знакомое нам простое будущее: писатинапишѫ(ѹ), напишєши, напишєтъ(ть) и так далее. Привычное сложное будущее (буду писати) там тоже было. Только образовывалось оно с помощью разных вспомогательных глаголов — имати (иметь), почѧ(а)ти (начать), хотєти, стати. Его принято называть I сложным.

II сложное, соответственно, тоже было. Только будущее этой формы будущего времени оказалось не самым светлым — до XXI века она не дожила и утратилась в XVI-м. Она очень напоминала I сложное, но вместо инфинитива к вспомогательному глаголу добавлялось причастие на . Например, бѹдѹ ходилъ (примерно: буду ходившим, шедшим).
Когда плюсквамперфект утратил связку, его стало почти невозможно отличить от перфекта. Вскоре древнерусское предпрошедшее исчезло совсем — из устной и письменной речи. То же произошло с имперфектом и аористом. Правда, следы последнего можно заметить в современном языке. Среди них форма чу! — бывший аорист глагола чѹти — «слышать».


Будущее

Форм будущего времени в старославянском и в древнерусском в ранний период было больше, чем в современном русском языке. Среди них можно было встретить вполне знакомое нам простое будущее: писатинапишѫ(ѹ), напишєши, напишєтъ(ть) и так далее. Привычное сложное будущее (буду писати) там тоже было. Только образовывалось оно с помощью разных вспомогательных глаголов — имати (иметь), почѧ(а)ти (начать), хотєти, стати. Его принято называть I сложным.

II сложное, соответственно, тоже было. Только будущее этой формы будущего времени оказалось не самым светлым — до XXI века она не дожила и утратилась в XVI-м. Она очень напоминала I сложное, но вместо инфинитива к вспомогательному глаголу добавлялось причастие на . Например, бѹдѹ ходилъ (примерно: буду ходившим, шедшим).
Ещё одна форма старославянского и древнерусского глагола — супин. Его очень легко перепутать с инфинитивом, если не разглядеть на конце ъ. Супин употреблялся после глаголов движения и указывал на цель этого движения: идѫ(ѹ) ѹчитъиду учить, иду, чтобы учить. На современный русский язык эта форма как раз переводится как инфинитив, который выступает в роли обстоятельства цели при сказуемом.

Причастия как в старославянском, так и в древнерусском языке делились на действительные и страдательные и могли быть либо настоящего, либо прошедшего времени. Краткие склонялись по именному типу — как существительные и краткие прилагательные, полные — по местоимённому, как полные прилагательные. Эта система аналогично устроена и в современном русском, хотя краткие причастия склоняться перестали. Но наиболее значимыми всё же были фонетические различия.

В настоящем времени, например, в старославянском языке действительное причастие имело суффикс, -ѫщ (-ѭщ) или -ѧщ (ѩщ), а в древнерусском им соответствовали ѹч (юч) и ач (яч): колющий — колючий, горящий — горячий. В современном русском языке прижились обе формы, но собственно причастием считается только старославянская. Древнерусский вариант — имя прилагательное.

Одна из кратких форм древнерусского действительного причастия — форма мужского рода единственного числа именительного падежа (нєса, знаѩ(я)) — перестала склоняться и теперь называется деепричастием.
Ещё одна форма старославянского и древнерусского глагола — супин. Его очень легко перепутать с инфинитивом, если не разглядеть на конце ъ. Супин употреблялся после глаголов движения и указывал на цель этого движения: идѫ(ѹ) ѹчитъиду учить, иду, чтобы учить. На современный русский язык эта форма как раз переводится как инфинитив, который выступает в роли обстоятельства цели при сказуемом.

Причастия как в старославянском, так и в древнерусском языке делились на действительные и страдательные и могли быть либо настоящего, либо прошедшего времени. Краткие склонялись по именному типу — как существительные и краткие прилагательные, полные — по местоимённому, как полные прилагательные. Эта система аналогично устроена и в современном русском, хотя краткие причастия склоняться перестали. Но наиболее значимыми всё же были фонетические различия.

В настоящем времени, например, в старославянском языке действительное причастие имело суффикс, -ѫщ (-ѭщ) или -ѧщ (ѩщ), а в древнерусском им соответствовали ѹч (юч) и ач (яч): колющий — колючий, горящий — горячий. В современном русском языке прижились обе формы, но собственно причастием считается только старославянская. Древнерусский вариант — имя прилагательное.

Одна из кратких форм древнерусского действительного причастия — форма мужского рода единственного числа именительного падежа (нєса, знаѩ(я)) — перестала склоняться и теперь называется деепричастием.
Глаголы – один из самых ярких самых ярких примеров того, как великий и могучий облегчил жизнь своим носителям. Но формы, которые утратились, запросто можно встретить в других славянских языках: прошлое-то общее. Такая же ситуация с синтаксисом, но о нём речь пойдёт уже в следующих текстах.
Глаголы – один из самых ярких самых ярких примеров того, как великий и могучий облегчил жизнь своим носителям. Но формы, которые утратились, запросто можно встретить в других славянских языках: прошлое-то общее. Такая же ситуация с синтаксисом, но о нём речь пойдёт уже в следующих текстах.
Автор: Полина Меньшова
17 мая 2021, 20:00
Автор: Полина Меньшова
17 мая 2021, 20:00
Источники
Иванов, В. В., Иорданиди, С. И., Вялкина, Л. В., Сумникова, Т. А., Силина, В. Б., Крысько, В. Б. История русского литературного языка. Краткий курс лекций. М.: Наука, 1995.

Колесов, В. В. Историческая грамматика русского языка. СПб.: СПбГУ, 2010.

Хабургаев, Г. С. Старославянский язык. М.: «Просвещение», 1974.

Шулежкова, С. Г. Старославянский язык, древнерусский язык и историческая грамматика русского языка: опыт сопоставительного изучения. М.: ФЛИНТА, 2016.
Источники
Иванов, В. В., Иорданиди, С. И., Вялкина, Л. В., Сумникова, Т. А., Силина, В. Б., Крысько, В. Б. История русского литературного языка. Краткий курс лекций. М.: Наука, 1995.

Колесов, В. В. Историческая грамматика русского языка. СПб.: СПбГУ, 2010.

Хабургаев, Г. С. Старославянский язык. М.: «Просвещение», 1974.

Шулежкова, С. Г. Старославянский язык, древнерусский язык и историческая грамматика русского языка: опыт сопоставительного изучения. М.: ФЛИНТА, 2016.