теория

теория

Внутри квадратных скобок: фонетика

Квадратные скобки: добро пожаловать! Фонетический тест

Чтобы лучше понимать, как произносится слово, важно уметь записывать его звучание, то есть транскрибировать. Предлагаем научиться это делать на практике — с помощью теста от «Изборника».

Проанализируйте предложенный материал и попробуйте самостоятельно вывести правила транскрипции, а заодно освежите в памяти многое из того, о чём шла речь в цикле «Внутри квадратных скобок: фонетика».

После ответа на каждый вопрос вы получите подробный комментарий. Он не только объяснит ошибку или докажет вашу правоту, но и поможет выполнить следующее задание.

Итак, квадратные скобки для вас открыты. Успехов :)

начать тест
Затранскрибируйте фразу «град и снег»
Дужка, соединяющая две группы звуков, показывает, что они составляют одно фонетическое слово. Фраза «град и снег» содержит два фонетических слова: [гра́т] и [ы͜ с'н'э́к]. Поэтому в слове «град» на конце произносится [т]. Этот звук, хоть за ним и следует гласный, относится к первому фонетическому слову и оглушается, так как находится на конце слова. Союз «и» под действием соседнего твёрдого [т] произносится как [ы] (аккомодация), а [г] оглушается на конце слова точно так же, как [д] в «граде».
Дужка, соединяющая две группы звуков, показывает, что они составляют одно фонетическое слово. Фраза «град и снег» содержит два фонетических слова: [гра́т] и [ы͜ с'н'э́к]. Поэтому в слове «град» на конце произносится [т]. Этот звук, хоть за ним и следует гласный, относится к первому фонетическому слову и оглушается, так как находится на конце слова. Союз «и» под действием соседнего твёрдого [т] произносится как [ы] (аккомодация), а [г] оглушается на конце слова точно так же, как [д] в «граде»
Дужка, соединяющая две группы звуков, показывает, что они составляют одно фонетическое слово. Фраза «град и снег» содержит два фонетических слова: [гра́т] и [ы͜ с'н'э́к]. Поэтому в слове «град» на конце произносится [т]. Этот звук, хоть за ним и следует гласный, относится к первому фонетическому слову и оглушается, так как находится на конце слова. Союз «и» под действием соседнего твёрдого [т] произносится как [ы] (аккомодация), а [г] оглушается на конце слова точно так же, как [д] в «граде»
Дужка, соединяющая две группы звуков, показывает, что они составляют одно фонетическое слово. Фраза «град и снег» содержит два фонетических слова: [гра́т] и [ы͜ с'н'э́к]. Поэтому в слове «град» на конце произносится [т]. Этот звук, хоть за ним и следует гласный, относится к первому фонетическому слову и оглушается, так как находится на конце слова. Союз «и» под действием соседнего твёрдого [т] произносится как [ы] (аккомодация), а [г] оглушается на конце слова точно так же, как [д] в «граде»
далее
проверить
узнать результат
Как выглядит транскрипция строчки из песни: «От чистого истока в прекрасное далёко»?
Предлог «от» — абсолютная проклитика. Следовательно, он не имеет собственного ударения и примыкает к слову, стоящему справа от него. Зубной [т] полностью уподобляется шипящему [ч']. Долгий [ч'], который возникает на стыке предлога «от» и прилагательного «чистого», может обозначаться также одним символом «ч» с горизонтальной чертой над ним (знаком долготы) и с апострофом (знаком мягкости). В окончании прилагательного -ого, согласно литературной норме, произносится звук [в]. Предлог «в» оглушается под действием глухого [п] в слове «прекрасное». Закономерность, в соответствии с которой записана редукция гласных, приведена в материале «Как звуки уживаются друг с другом»
Предлог «от» — абсолютная проклитика. Следовательно, он не имеет собственного ударения и примыкает к слову, стоящему справа от него. Зубной [т] полностью уподобляется шипящему [ч']. Долгий [ч'], который возникает на стыке предлога «от» и прилагательного «чистого», может обозначаться также одним символом «ч» с горизонтальной чертой над ним (знаком долготы) и с апострофом (знаком мягкости). В окончании прилагательного -ого, согласно литературной норме, произносится звук [в]. Предлог «в» оглушается под действием глухого [п] в слове «прекрасное». Закономерность, в соответствии с которой записана редукция гласных, приведена в материале «Как звуки уживаются друг с другом»
Предлог «от» — абсолютная проклитика. Следовательно, он не имеет собственного ударения и примыкает к слову, стоящему справа от него. Зубной [т] полностью уподобляется шипящему [ч']. Долгий [ч'], который возникает на стыке предлога «от» и прилагательного «чистого», может обозначаться также одним символом «ч» с горизонтальной чертой над ним (знаком долготы) и с апострофом (знаком мягкости). В окончании прилагательного -ого, согласно литературной норме, произносится звук [в]. Предлог «в» оглушается под действием глухого [п] в слове «прекрасное». Закономерность, в соответствии с которой записана редукция гласных, приведена в материале «Как звуки уживаются друг с другом»
Предлог «от» — абсолютная проклитика. Следовательно, он не имеет собственного ударения и примыкает к слову, стоящему справа от него. Зубной [т] полностью уподобляется шипящему [ч']. Долгий [ч'], который возникает на стыке предлога «от» и прилагательного «чистого», может обозначаться также одним символом «ч» с горизонтальной чертой над ним (знаком долготы) и с апострофом (знаком мягкости). В окончании прилагательного -ого, согласно литературной норме, произносится звук [в]. Предлог «в» оглушается под действием глухого [п] в слове «прекрасное». Закономерность, в соответствии с которой записана редукция гласных, приведена в материале «Как звуки уживаются друг с другом»
далее
проверить
узнать результат
В каких из предложенных вариантов транскрипция неверна?
В первом варианте один и тот же звук («а закрытое») обозначен двумя разными символами: «Λ» и «ᴧ». Это нарушает правило транскрипции, согласно которому каждый звук должен обозначаться одним символом. Кроме того, прописные (заглавные) буквы в принципе не используются в транскрипции. Это исключительно графическое средство, которое в данном случае помогает на письме выделить имя собственное, но на произношение не влияет никак.

Второй вариант не отражает, что на стыке слов [т] в окончании глагола полностью уподобляется соседнему [ц]. Произнесите фразу целиком — сразу поймёте, о чем речь. Звук [ц], который возникает на стыке приставки и корня в слове «отцветают», может обозначаться также одним символом «ц» с горизонтальной чертой над ним — знаком долготы. Но это не обязательное требование, а один из вариантов записи.

А вот в третьем варианте всё верно: прописная буква никак не повлияла на транскрипцию, редукция гласных передана без ошибок. Долгий мягкий [ш], который на письме обозначается буквой «щ», в транскрипции может записываться также с помощью одного символа «ш» с горизонтальной чертой над ним и с апострофом.

В первом варианте один и тот же звук («а закрытое») обозначен двумя разными символами: «Λ» и «ᴧ». Это нарушает правило транскрипции, согласно которому каждый звук должен обозначаться одним символом. Кроме того, прописные (заглавные) буквы в принципе не используются в транскрипции. Это исключительно графическое средство, которое в данном случае помогает на письме выделить имя собственное, но на произношение не влияет никак.

Второй вариант не отражает, что на стыке слов [т] в окончании глагола полностью уподобляется соседнему [ц]. Произнесите фразу целиком — сразу поймёте, о чем речь. Звук [ц], который возникает на стыке приставки и корня в слове «отцветают», может обозначаться также одним символом «ц» с горизонтальной чертой над ним — знаком долготы. Но это не обязательное требование, а один из вариантов записи.

А вот в третьем варианте всё верно: прописная буква никак не повлияла на транскрипцию, редукция гласных передана без ошибок. Долгий мягкий [ш], который на письме обозначается буквой «щ», в транскрипции может записываться также с помощью одного символа «ш» с горизонтальной чертой над ним и с апострофом.

В первом варианте один и тот же звук («а закрытое») обозначен двумя разными символами: «Λ» и «ᴧ». Это нарушает правило транскрипции, согласно которому каждый звук должен обозначаться одним символом. Кроме того, прописные (заглавные) буквы в принципе не используются в транскрипции. Это исключительно графическое средство, которое в данном случае помогает на письме выделить имя собственное, но на произношение не влияет никак.

Второй вариант не отражает, что на стыке слов [т] в окончании глагола полностью уподобляется соседнему [ц]. Произнесите фразу целиком — сразу поймёте, о чем речь. Звук [ц], который возникает на стыке приставки и корня в слове «отцветают», может обозначаться также одним символом «ц» с горизонтальной чертой над ним — знаком долготы. Но это не обязательное требование, а один из вариантов записи.

А вот в третьем варианте всё верно: прописная буква никак не повлияла на транскрипцию, редукция гласных передана без ошибок. Долгий мягкий [ш], который на письме обозначается буквой «щ», в транскрипции может записываться также с помощью одного символа «ш» с горизонтальной чертой над ним и с апострофом.

далее
проверить
узнать результат
Прописные буквы для транскрипции ничего не значат. А знаки препинания?
Для транскрипции действительно имеют значение паузы, так как не позволяют словам, которые этими паузами разделены, влиять друг на друга. Например, во фразе «отцветают цветы» из предыдущего вопроса [т] превращается в [ц] на стыке слов, потому что эти слова произносятся без паузы. А теперь попробуйте произнести: «Отцветают. Цветы отцветают». Звук [т] в первом «отцветают» останется неизменным, поскольку из-за точки это слово произносится отдельно от следующего.

Короткие паузы мы делаем, когда в предложении есть запятая, точка с запятой, тире или двоеточие. Чуть дольше молчим, когда предложение заканчивается. То есть, длинные паузы заменяют нам письменные точки, а также вопросительные и восклицательные знаки. Короткая пауза обозначается знаком /, а длинная — //. Например, фрагмент «Папа принёс из леса целую корзину грибов: белых, рыжиков, сыроежек — он с детства любил их. Что ему так в них нравилось? Я не мог понять» в транскрипции будет выглядеть так: [пáпъ пр'ин'óc ыз͜ л'э́съ цэ́луj'у кᴧрз'и́ну гр'ибóф / б'э́лых / ры́жыкъф / сырᴧj'э́жък / он з͜' д'э́цтвъ л'уб'и́л͜ ых // штó j'иэмý тáк в͜ н'и́х нра́в'илъс' // j'а́ н'иэ͜ мóк пᴧн'áт']
Для транскрипции действительно имеют значение паузы, так как не позволяют словам, которые этими паузами разделены, влиять друг на друга. Например, во фразе «отцветают цветы» из предыдущего вопроса [т] превращается в [ц] на стыке слов, потому что эти слова произносятся без паузы. А теперь попробуйте произнести: «Отцветают. Цветы отцветают». Звук [т] в первом «отцветают» останется неизменным, поскольку из-за точки это слово произносится отдельно от следующего.

Короткие паузы мы делаем, когда в предложении есть запятая, точка с запятой, тире или двоеточие. Чуть дольше молчим, когда предложение заканчивается. То есть, длинные паузы заменяют нам письменные точки, а также вопросительные и восклицательные знаки. Короткая пауза обозначается знаком /, а длинная — //. Например, фрагмент «Папа принёс из леса целую корзину грибов: белых, рыжиков, сыроежек — он с детства любил их. Что ему так в них нравилось? Я не мог понять» в транскрипции будет выглядеть так: [пáпъ пр'ин'óc ыз͜ л'э́съ цэ́луj'у кᴧрз'и́ну гр'ибóф / б'э́лых / ры́жыкъф / сырᴧj'э́жък / он з͜' д'э́цтвъ л'уб'и́л͜ ых // штó j'иэмý тáк в͜ н'и́х нра́в'илъс' // j'а́ н'иэ͜ мóк пᴧн'áт']
Для транскрипции действительно имеют значение паузы, так как не позволяют словам, которые этими паузами разделены, влиять друг на друга. Например, во фразе «отцветают цветы» из предыдущего вопроса [т] превращается в [ц] на стыке слов, потому что эти слова произносятся без паузы. А теперь попробуйте произнести: «Отцветают. Цветы отцветают». Звук [т] в первом «отцветают» останется неизменным, поскольку из-за точки это слово произносится отдельно от следующего.

Короткие паузы мы делаем, когда в предложении есть запятая, точка с запятой, тире или двоеточие. Чуть дольше молчим, когда предложение заканчивается. То есть, длинные паузы заменяют нам письменные точки, а также вопросительные и восклицательные знаки. Короткая пауза обозначается знаком /, а длинная — //. Например, фрагмент «Папа принёс из леса целую корзину грибов: белых, рыжиков, сыроежек — он с детства любил их. Что ему так в них нравилось? Я не мог понять» в транскрипции будет выглядеть так: [пáпъ пр'ин'óc ыз͜ л'э́съ цэ́луj'у кᴧрз'и́ну гр'ибóф / б'э́лых / ры́жыкъф / сырᴧj'э́жък / он з͜' д'э́цтвъ л'уб'и́л͜ ых // штó j'иэмý тáк в͜ н'и́х нра́в'илъс' // j'а́ н'иэ͜ мóк пᴧн'áт']
далее
проверить
узнать результат
Звуки [ц], [ч'] и [х] — глухие непарные. Но в речевом потоке, как известно, случается всякое. Найдите примеры, в которых можно встретить звонкие пары этих звуков:

1) дочь друга;

2) боец ринулся вперёд;

3) хвалебная речь Лизы;

4) палец долго болел;

5) чванство;

6) лих был чрезмерно.
1) В первом и четвёртом примерах аффрикаты [ч'] (слитно произнесённые звуки [т'ш']) и [ц] (слитно произнесённые звуки [тс]) под действием несонорного звонкого [д] превращаются в [д'ж'] и [дз]. В обоих случаях озвончается каждый компонент смычно-щелевого согласного. Получившиеся звонкие аффрикаты могут обозначаться по-другому: [д͡ж'] и [͡дз]. На то, что их компоненты произносятся слитно, указывают круглая «шапочка» и общий апостроф, который обозначает мягкость.

В шестом примере [ч'] находится перед сонорным [р'], то есть в сильной позиции, и поэтому никак не меняется. Зато меняется [х] в слове «лих» под действием соседнего звонкого шумного звука [б]. Появляется «г фрикативное» — не взрывной, а щелевой звук. Это то самое «г», которое характерно для украинского и белорусского языков, звонкая пара [х]. В транскрипции обозначается греческой буквой «гамма»: [γ].

2) В третьем примере [ч'] находится перед сонорным [р'], то есть в сильной позиции, и поэтому никак не меняется, а [х] соседствует с [в] — шумным согласным, перед которым ассимиляция по звонкости не происходит и который из-за этой особенности считается чем-то средним между шумным и сонорным.

Аналогично в пятом примере не озвончается [ч']. Слово «чванство» звучало бы так: [д'ж'ва́нствъ], если бы это произошло. А в шестом примере [х] в слове «лих» действительно меняется. Под действием шумного звонкого [б] появляется «г фрикативное» — не взрывной, а щелевой звук. Это то самое «г», которое характерно для украинского и белорусского языков, звонкая пара [х]. В транскрипции обозначается греческой буквой «гамма»: [γ].

Аффрикаты [ч'] и [ц] озвончаются в примерах 1 и 4, поскольку стоят перед звонкими шумными согласными. Происходит ассимиляция, и из слитно произнесённых [т'ш'] и [тс] получаются звуки [д'ж'] и [дз]. В обоих случаях озвончается каждый компонент смычно-щелевого согласного. Получившиеся звонкие аффрикаты могут обозначаться и по-другому: [д͡ж'] и [͡дз]. На то, что их компоненты произносятся слитно, указывают круглая «шапочка» и общий апостроф, который обозначает мягкость.

3) В первом и четвёртом примерах аффрикаты [ч'] (слитно произнесённые звуки [т'ш']) и [ц] (слитно произнесённые звуки [тс]) под действием несонорного звонкого [д] на самом деле превращаются в [д'ж'] и [дз]. В обоих случаях озвончается каждый компонент смычно-щелевого согласного. Получившиеся звонкие аффрикаты могут обозначаться и по-другому: [д͡ж'] и [͡дз]. На то, что их компоненты произносятся слитно, указывают круглая «шапочка» и общий апостроф, который обозначает мягкость.

В третьем примере этого не происходит. Звук [ч'] находится перед сонорным [р'], то есть в сильной позиции, и поэтому никак не меняется, а [х] соседствует с [в] — шумным согласным, перед которым ассимиляция по звонкости не происходит и который из-за этой особенности считается чем-то средним между шумным и сонорным.

В шестом примере [ч'] тоже находится перед сонорным [р'] и не озвончается. Зато [х] в слове «лих» меняется под действием соседнего звонкого шумного звука [б]. Появляется «г фрикативное» —не взрывной, а щелевой звук. Это то самое «г», которое характерно для украинского и белорусского языков, звонкая пара [х]. В транскрипции обозначается греческой буквой «гамма»: [γ].

1) В первом и четвёртом примерах аффрикаты [ч'] (слитно произнесённые звуки [т'ш']) и [ц] (слитно произнесённые звуки [тс]) под действием несонорного звонкого [д] превращаются в [д'ж'] и [дз]. В обоих случаях озвончается каждый компонент смычно-щелевого согласного. Получившиеся звонкие аффрикаты могут обозначаться по-другому: [д͡ж'] и [͡дз]. На то, что их компоненты произносятся слитно, указывают круглая «шапочка» и общий апостроф, который обозначает мягкость.

В шестом примере [ч'] находится перед сонорным [р'], то есть в сильной позиции, и поэтому никак не меняется. Зато меняется [х] в слове «лих» под действием соседнего звонкого шумного звука [б]. Появляется «г фрикативное» — не взрывной, а щелевой звук. Это то самое «г», которое характерно для украинского и белорусского языков, звонкая пара [х]. В транскрипции обозначается греческой буквой «гамма»: [γ].

2) В третьем примере [ч'] находится перед сонорным [р'], то есть в сильной позиции, и поэтому никак не меняется, а [х] соседствует с [в] — шумным согласным, перед которым ассимиляция по звонкости не происходит и который из-за этой особенности считается чем-то средним между шумным и сонорным.

Аналогично в пятом примере не озвончается [ч']. Слово «чванство» звучало бы так: [д'ж'ва́нствъ], если бы это произошло. А в шестом примере [х] в слове «лих» действительно меняется. Под действием шумного звонкого [б] появляется «г фрикативное» — не взрывной, а щелевой звук. Это то самое «г», которое характерно для украинского и белорусского языков, звонкая пара [х]. В транскрипции обозначается греческой буквой «гамма»: [γ].

Аффрикаты [ч'] и [ц] озвончаются в примерах 1 и 4, поскольку стоят перед звонкими шумными согласными. Происходит ассимиляция, и из слитно произнесённых [т'ш'] и [тс] получаются звуки [д'ж'] и [дз]. В обоих случаях озвончается каждый компонент смычно-щелевого согласного. Получившиеся звонкие аффрикаты могут обозначаться и по-другому: [д͡ж'] и [͡дз]. На то, что их компоненты произносятся слитно, указывают круглая «шапочка» и общий апостроф, который обозначает мягкость.

3) В первом и четвёртом примерах аффрикаты [ч'] (слитно произнесённые звуки [т'ш']) и [ц] (слитно произнесённые звуки [тс]) под действием несонорного звонкого [д] на самом деле превращаются в [д'ж'] и [дз]. В обоих случаях озвончается каждый компонент смычно-щелевого согласного. Получившиеся звонкие аффрикаты могут обозначаться и по-другому: [д͡ж'] и [͡дз]. На то, что их компоненты произносятся слитно, указывают круглая «шапочка» и общий апостроф, который обозначает мягкость.

В третьем примере этого не происходит. Звук [ч'] находится перед сонорным [р'], то есть в сильной позиции, и поэтому никак не меняется, а [х] соседствует с [в] — шумным согласным, перед которым ассимиляция по звонкости не происходит и который из-за этой особенности считается чем-то средним между шумным и сонорным.

В шестом примере [ч'] тоже находится перед сонорным [р'] и не озвончается. Зато [х] в слове «лих» меняется под действием соседнего звонкого шумного звука [б]. Появляется «г фрикативное» —не взрывной, а щелевой звук. Это то самое «г», которое характерно для украинского и белорусского языков, звонкая пара [х]. В транскрипции обозначается греческой буквой «гамма»: [γ].
1) В первом и четвёртом примерах аффрикаты [ч'] (слитно произнесённые звуки [т'ш']) и [ц] (слитно произнесённые звуки [тс]) под действием несонорного звонкого [д] превращаются в [д'ж'] и [дз]. В обоих случаях озвончается каждый компонент смычно-щелевого согласного. Получившиеся звонкие аффрикаты могут обозначаться по-другому: [д͡ж'] и [͡дз]. На то, что их компоненты произносятся слитно, указывают круглая «шапочка» и общий апостроф, который обозначает мягкость.

В шестом примере [ч'] находится перед сонорным [р'], то есть в сильной позиции, и поэтому никак не меняется. Зато меняется [х] в слове «лих» под действием соседнего звонкого шумного звука [б]. Появляется «г фрикативное» — не взрывной, а щелевой звук. Это то самое «г», которое характерно для украинского и белорусского языков, звонкая пара [х]. В транскрипции обозначается греческой буквой «гамма»: [γ].

2) В третьем примере [ч'] находится перед сонорным [р'], то есть в сильной позиции, и поэтому никак не меняется, а [х] соседствует с [в] — шумным согласным, перед которым ассимиляция по звонкости не происходит и который из-за этой особенности считается чем-то средним между шумным и сонорным.

Аналогично в пятом примере не озвончается [ч']. Слово «чванство» звучало бы так: [д'ж'ва́нствъ], если бы это произошло. А в шестом примере [х] в слове «лих» действительно меняется. Под действием шумного звонкого [б] появляется «г фрикативное» — не взрывной, а щелевой звук. Это то самое «г», которое характерно для украинского и белорусского языков, звонкая пара [х]. В транскрипции обозначается греческой буквой «гамма»: [γ].

Аффрикаты [ч'] и [ц] озвончаются в примерах 1 и 4, поскольку стоят перед звонкими шумными согласными. Происходит ассимиляция, и из слитно произнесённых [т'ш'] и [тс] получаются звуки [д'ж'] и [дз]. В обоих случаях озвончается каждый компонент смычно-щелевого согласного. Получившиеся звонкие аффрикаты могут обозначаться и по-другому: [д͡ж'] и [͡дз]. На то, что их компоненты произносятся слитно, указывают круглая «шапочка» и общий апостроф, который обозначает мягкость.

3) В первом и четвёртом примерах аффрикаты [ч'] (слитно произнесённые звуки [т'ш']) и [ц] (слитно произнесённые звуки [тс]) под действием несонорного звонкого [д] на самом деле превращаются в [д'ж'] и [дз]. В обоих случаях озвончается каждый компонент смычно-щелевого согласного. Получившиеся звонкие аффрикаты могут обозначаться и по-другому: [д͡ж'] и [͡дз]. На то, что их компоненты произносятся слитно, указывают круглая «шапочка» и общий апостроф, который обозначает мягкость.

В третьем примере этого не происходит. Звук [ч'] находится перед сонорным [р'], то есть в сильной позиции, и поэтому никак не меняется, а [х] соседствует с [в] — шумным согласным, перед которым ассимиляция по звонкости не происходит и который из-за этой особенности считается чем-то средним между шумным и сонорным.

В шестом примере [ч'] тоже находится перед сонорным [р'] и не озвончается. Зато [х] в слове «лих» меняется под действием соседнего звонкого шумного звука [б]. Появляется «г фрикативное» —не взрывной, а щелевой звук. Это то самое «г», которое характерно для украинского и белорусского языков, звонкая пара [х]. В транскрипции обозначается греческой буквой «гамма»: [γ].
далее
проверить
узнать результат
Вы пока не очень уютно и свободно чувствуете себя внутри квадратных скобок. Но мир фонетики всегда открыт для вас. При желании возвращайтесь и познакомьтесь с его обитателями поближе. Они будут ждать вас в гости :)
пройти еще раз
Вы пока не очень уютно и свободно чувствуете себя внутри квадратных скобок. Но мир фонетики всегда открыт для вас. При желании возвращайтесь и познакомьтесь с его обитателями поближе. Они будут ждать вас в гости :)
пройти еще раз
Вы определённо освоились внутри квадратных скобок, только не с каждым их обитателем успели перейти на ты. Но всё впереди, ваша дружба ведь только начинается! Заглядывайте в квадратные скобки снова, вам точно будут рады :)
пройти еще раз
Вы определённо освоились внутри квадратных скобок, только не с каждым их обитателем успели перейти на ты. Но всё впереди, ваша дружба ведь только начинается! Заглядывайте в квадратные скобки снова, вам точно будут рады :)
пройти еще раз
У вас точно нет домика в Долине Транскрипции внутри квадратных скобок? Так или иначе, вы абсолютно комфортно и уверенно чувствуете себя в мире фонетики. Может быть, это ваше лингвистическое пристанище? :)
пройти еще раз
У вас точно нет домика в Долине Транскрипции внутри квадратных скобок? Так или иначе, вы абсолютно комфортно и уверенно чувствуете себя в мире фонетики. Может быть, это ваше лингвистическое пристанище? :)
пройти еще раз
Автор: Полина Меньшова
9 ноября 2020, 20:00
Автор: Полина Меньшова
9 ноября 2020, 20:00
Источники
Князев, С. В. Современный русский литературный язык. Фонетика, орфоэпия, графика и орфография. М.: Гаудеамус, 2011.

Реформатский, А. А. Введение в языковедение: Изд. 5-е, испр-е. М.: Аспект Пресс, 2004.
Источники
Князев, С. В. Современный русский литературный язык. Фонетика, орфоэпия, графика и орфография. М.: Гаудеамус, 2011.

Реформатский, А. А. Введение в языковедение: Изд. 5-е, испр-е. М.: Аспект Пресс, 2004.