Jednou v pohádce: разбираемся в чешском с помощью сказок

Кадр из фильма «Хроники Нарнии: Лев, колдунья и волшебный шкаф». Режиссер Эндрю Адамсон. 2005 год. © The Walt Disney Company Walden Media
Альфонс Муха «Лавр»
Среди многочисленных родственников русского языка — чешский. Продолжаем серию публикаций о том, как понимать славянские языки, зная пару лайфхаков из их истории: рассказываем о гачеках с чарками, о долгих гласных и о трёх вариантах местоимения «они». А помогают нам в этом известные сказки — чешские и не только.

Примечание. Никаких «Освоить язык за один день». Мы говорим только о базовом понимании текста и умении сопоставлять системы родственных языков.

Чешский язык, или, как его называют чехи, «чештина» (čeština), развивался постепенно и неустанно менялся, прежде чем получил свой современный облик. Он входит в группу славянских языков, куда относятся также болгарский, сербский, хорватский, македонский, словенский, словацкий, польский, русский, белорусский и украинский. Все они произошли от праславянского языка. Соответственно, характеристика чешского языка:
Среди многочисленных родственников русского языка — чешский. Продолжаем серию публикаций о том, как понимать славянские языки, зная пару лайфхаков из их истории: рассказываем о гачеках с чарками, о долгих гласных и о трёх вариантах местоимения «они». А помогают нам в этом известные сказки — чешские и не только.

Примечание. Никаких «Освоить язык за один день». Мы говорим только о базовом понимании текста и умении сопоставлять системы родственных языков.

Чешский язык, или, как его называют чехи, «чештина» (čeština), развивался постепенно и неустанно менялся, прежде чем получил свой современный облик. Он входит в группу славянских языков, куда относятся также болгарский, сербский, хорватский, македонский, словенский, словацкий, польский, русский, белорусский и украинский. Все они произошли от праславянского языка. Соответственно, характеристика чешского языка:
1
Индоевропейская семья.
2
Славянская ветвь.
3
Западнославянская группа.
1
Индоевропейская семья.
2
Славянская ветвь.
3
Западнославянская группа.
Ближайший родственник чешского языка — словацкий, который тоже относится к западно-славянской группе. Ну и к русскому языку чешский тоже близок, хотя и в меньшей степени.

Фонетика и графика

В чешском алфавите 42 буквы, включая диграф «ch». Это латиница, дополненная буквами с диакритическими знаками. Таких знаков три.

Гачек (háček) есть в шипящих и над буквой «e». В обоих случаях он обозначает мягкость, а буквы, над которыми он появляется или которые соседствуют с ними, обозначают звуки, исторически бывшие результатом смягчения. Если посмотреть на чешские шипящие — «č», «ž», «š», «ř» — и вспомнить про палатализации, сразу станет понятно, какой звук смягчался и что в итоге получилось. Например, «š» обозначает звук [ш], а в славянских языках — в том числе в русском — существует историческое чередование с/ш: кусатьоткушу.

За более привычное смягчение отвечает тоже гачек. Если вам нужно мягкое «d» — добавляйте этот диакритический знак и получится [д']. Точно так же с «n» и «t».

В случае с гласным «е», который в чешском не йотированный и не смягчает согласные, гачек эту йотированность как раз создаёт. Например, в словах tělo [т'эло] и dělo [д'эло] первые согласные читаются мягко, как в русских аналогах: тело, дело. Но в некоторых случаях звучание будет, как если бы между согласным и гласным был разделительный мягкий знак: — [б'j'э], рě — [п'j'э], — [в'j'э].

Чарка (čárka) обозначает долготу гласного звука. Долготу, а не ударение, как в русском языке. Например, в слове dobrý ударение не падает на последний слог, просто «ý» в нем произносится долго. А ударение, как и в большинстве чешских слов, на первом слоге.

Кроужек тоже обозначает долготу звука и используется традиционно наравне с чаркой, но только в одном случае — когда на письме нужно обозначить долгое «u». Оно может выглядеть так: «ů». А может и так: «ú».

Вообще буква «ů» пишется в середине и в конце слова: dům, domů (дом), а «ú» — обычно в начале слова и после приставок: úkol (задача).

Это основные графические знаки, которые помогут не заблудиться в чешских текстах. Но есть еще несколько нюансов, которые стоит учесть.
Ближайший родственник чешского языка — словацкий, который тоже относится к западно-славянской группе. Ну и к русскому языку чешский тоже близок, хотя и в меньшей степени.

Фонетика и графика

В чешском алфавите 42 буквы, включая диграф «ch». Это латиница, дополненная буквами с диакритическими знаками. Таких знаков три.

Гачек (háček) есть в шипящих и над буквой «e». В обоих случаях он обозначает мягкость, а буквы, над которыми он появляется или которые соседствуют с ними, обозначают звуки, исторически бывшие результатом смягчения. Если посмотреть на чешские шипящие — «č», «ž», «š», «ř» — и вспомнить про палатализации, сразу станет понятно, какой звук смягчался и что в итоге получилось. Например, «š» обозначает звук [ш], а в славянских языках — в том числе в русском — существует историческое чередование с/ш: кусатьоткушу.

За более привычное смягчение отвечает тоже гачек. Если вам нужно мягкое «d» — добавляйте этот диакритический знак и получится [д']. Точно так же с «n» и «t».

В случае с гласным «е», который в чешском не йотированный и не смягчает согласные, гачек эту йотированность как раз создаёт. Например, в словах tělo [т'эло] и dělo [д'эло] первые согласные читаются мягко, как в русских аналогах: тело, дело. Но в некоторых случаях звучание будет, как если бы между согласным и гласным был разделительный мягкий знак: — [б'j'э], рě — [п'j'э], — [в'j'э].

Чарка (čárka) обозначает долготу гласного звука. Долготу, а не ударение, как в русском языке. Например, в слове dobrý ударение не падает на последний слог, просто «ý» в нем произносится долго. А ударение, как и в большинстве чешских слов, на первом слоге.

Кроужек тоже обозначает долготу звука и используется традиционно наравне с чаркой, но только в одном случае — когда на письме нужно обозначить долгое «u». Оно может выглядеть так: «ů». А может и так: «ú».

Вообще буква «ů» пишется в середине и в конце слова: dům, domů (дом), а «ú» — обычно в начале слова и после приставок: úkol (задача).

Это основные графические знаки, которые помогут не заблудиться в чешских текстах. Но есть еще несколько нюансов, которые стоит учесть.
1
Чешский язык использует латиницу, но, если вы встречались с ней только в английском, некоторые буквы будут читаться непривычно. Например, «с» — это [ц], «j» — [j'], «q» — [кв], а «v» и «w» обе произносятся как [в].
2
Чтобы обозначить мягкость «t» и «d» на конце слова и перед гласными «a», «o», «u», используется знак «'» — апостроф: t'ukat (стучать), zed' (стена).
3
Буква «ě» после «m» указывает на произношение [мн'э]: město [мн'эсто] (город), [мн'э] (меня).
4
Праславянские носовые гласные в чешском утратились. Носовое «о» (старославянский «юс большой») перешло в «u» — ruka (рука), а носовое «е» (старославянский «юс малый») — в «а»: maso (мясо). В отдельных случаях они менялись и превращались в долгое «i»: zajíc (заяц).
5
В чешском языке есть слогообразующие согласные. Они напоминают старославянские слоговые плавные, которые возникли на месте сочетаний «редуцированный + плавный» праславянского языка: smrt (смерть), vlk (волк). Один из популярных в интернете примеров — фраза, где нет ни одного гласного: strč prst skrz krk (просунь палец сквозь горло).
6
Сочетания *tort и *tolt дали неполногласие, свойственное южнославянским языкам, например болгарскому. В названии чешской столицы — Праги — угадывается слово порог, если на место «ра» подставить исконное русское «оро». Таким образом можно расшифровать множество слов чешского языка.
7
Буква «h» читается как украинское «г» (по-научному — «г фрикативное», то есть щелевое): Paleček si zdvihl koš na hlavu a pryč s ním na pole utíkal — Мальчик с пальчик поднял корзину себе на голову и с ней убежал прочь на поле.
8
«ř» — что-то между [р] и [ж] — [рж]. Именно этот звук был в чешских по происхождению фамилиях Пржевальский и Ржевский. И он же соответствует русскому мягкому [р']: Jak přišel na pole, kde otec oral, zdaleka začal volati «Otče, otče, tu ti nesu oběd!» — Как пришёл на поле, где отец пахал, издали начал звать: «Отец, отец, вот я тебе несу обед!».
9
В чешском языке есть единственный в своем роде диграф «ch», мы читаем его как [х]: kuchyně (кухня).
10
Звук [и] передаётся двумя буквами: «i» и «y», а долгий звук, соответственно, буквами «í» и «ý». Раньше им соответствовали разные звуки. Они соотносились примерно так же, как гласные в русских словах «был» и «бил».
11
Чешское правописание базируется на фонетическом принципе, согласно которому на письме точно воспроизводятся звуки: tok [ток] — «поток», voda [вода] — «вода», sloužit [слоужит] — «служить, обслуживать».
1
Чешский язык использует латиницу, но, если вы встречались с ней только в английском, некоторые буквы будут читаться непривычно. Например, «с» — это [ц], «j» — [j'], «q» — [кв], а «v» и «w» обе произносятся как [в].
2
Чтобы обозначить мягкость «t» и «d» на конце слова и перед гласными «a», «o», «u», используется знак «'» — апостроф: t'ukat (стучать), zed' (стена).
3
Буква «ě» после «m» указывает на произношение [мн'э]: město [мн'эсто] (город), [мн'э] (меня).
4
Праславянские носовые гласные в чешском утратились. Носовое «о» (старославянский «юс большой») перешло в «u» — ruka (рука), а носовое «е» (старославянский «юс малый») — в «а»: maso (мясо). В отдельных случаях они менялись и превращались в долгое «i»: zajíc (заяц).
5
В чешском языке есть слогообразующие согласные. Они напоминают старославянские слоговые плавные, которые возникли на месте сочетаний «редуцированный + плавный» праславянского языка: smrt (смерть), vlk (волк). Один из популярных в интернете примеров — фраза, где нет ни одного гласного: strč prst skrz krk (просунь палец сквозь горло).
6
Сочетания *tort и *tolt дали неполногласие, свойственное южнославянским языкам, например болгарскому. В названии чешской столицы — Праги — угадывается слово порог, если на место «ра» подставить исконное русское «оро». Таким образом можно расшифровать множество слов чешского языка.
7
Буква «h» читается как украинское «г» (по-научному — «г фрикативное», то есть щелевое): Paleček si zdvihl koš na hlavu a pryč s ním na pole utíkal — Мальчик с пальчик поднял корзину себе на голову и с ней убежал прочь на поле.
8
«ř» — что-то между [р] и [ж] — [рж]. Именно этот звук был в чешских по происхождению фамилиях Пржевальский и Ржевский. И он же соответствует русскому мягкому [р']: Jak přišel na pole, kde otec oral, zdaleka začal volati «Otče, otče, tu ti nesu oběd!» — Как пришёл на поле, где отец пахал, издали начал звать: «Отец, отец, вот я тебе несу обед!».
9
В чешском языке есть единственный в своем роде диграф «ch», мы читаем его как [х]: kuchyně (кухня).
10
Звук [и] передаётся двумя буквами: «i» и «y», а долгий звук, соответственно, буквами «í» и «ý». Раньше им соответствовали разные звуки. Они соотносились примерно так же, как гласные в русских словах «был» и «бил».
11
Чешское правописание базируется на фонетическом принципе, согласно которому на письме точно воспроизводятся звуки: tok [ток] — «поток», voda [вода] — «вода», sloužit [слоужит] — «служить, обслуживать».
Долго сказка сказывается, но потом недолго дело делается. Прежде чем перейти к грамматике, попробуем с помощью фонетики перевести фразу из сказки «Дядюшка Случай»:

Skoro do božího rána stála selka v kuchyni.

Слово kuchyně вы уже знаете — «кухня». Предлог v, скорее всего, тоже трудностей не вызывает: v kuchyni — «в кухне», «на кухне». А теперь традиционные фокусы.

Skoro do božího rána. Если какое-то событие произойдёт скоро, значит до него осталось совсем мало времени, значит оно почти наступило. Ráno — общая история, как минимум, для чешского и польского. Этим словом называют утро. Необязательно раннее — просто утро. Получается: «почти до утра».

В этом фрагменте ещё есть прилагательное božího, которое относится к «утру». Оно напоминает «божьего», но по-русски логичнее будет звучать «почти до самого утра».

Осталось понять, что значит stála selka. Из этих двух слов первое — явно глагол, «что (с)делала?». Более того, оно подозрительно напоминает русское стала, которое может быть синонимом глагола встала. Здесь действие длительное — продолжается до утра, и происходит на кухне. Получается, stála — «стояла» по-чешски.

В слове selka тот же корень, что в русском слове село. Речь идёт о крестьянке.

Итог: Почти до самого утра стояла крестьянка на кухне.

Грамматика

В чешском языке имена существительные делятся по родам. Существительные мужского рода могут выражать одушевлённость. Целый ряд имён существительных имеет иную, чем в русском языке, родовую принадлежность: tramvaj (ж. р.) — трамвай (м. р.), garáž (ж. р.) — гараж (м. р.), muzeum (ср. р.) — музей (м. р.).

Как и в украинском, здесь есть звательный падеж. И образуется он по той же модели: mámo, otče, synu. Что касается окончаний других падежей, они зависят от парадигмы, по которой изменяется то или иное существительное. Эта логика отличается от той, что действует в русском языке, однако знакомые общеславянские формы встретить можно. Одна из них — дательный на -ovi в мужском роде. Точно как в старославянском, древнерусском и украинском.

В чешском языке, как и в русском, прилагательные согласуются с существительными в роде, числе и падеже.

Прилагательные твёрдой разновидности примерно соотносятся с прилагательными русского твёрдого различия. То есть основа таких прилагательных оканчивается на твёрдый согласный во всех формах, а сами слова изменяются не только по падежам, но и по родам и числам:
Долго сказка сказывается, но потом недолго дело делается. Прежде чем перейти к грамматике, попробуем с помощью фонетики перевести фразу из сказки «Дядюшка Случай»:

Skoro do božího rána stála selka v kuchyni.

Слово kuchyně вы уже знаете — «кухня». Предлог v, скорее всего, тоже трудностей не вызывает: v kuchyni — «в кухне», «на кухне». А теперь традиционные фокусы.

Skoro do božího rána. Если какое-то событие произойдёт скоро, значит до него осталось совсем мало времени, значит оно почти наступило. Ráno — общая история, как минимум, для чешского и польского. Этим словом называют утро. Необязательно раннее — просто утро. Получается: «почти до утра».

В этом фрагменте ещё есть прилагательное božího, которое относится к «утру». Оно напоминает «божьего», но по-русски логичнее будет звучать «почти до самого утра».

Осталось понять, что значит stála selka. Из этих двух слов первое — явно глагол, «что (с)делала?». Более того, оно подозрительно напоминает русское стала, которое может быть синонимом глагола встала. Здесь действие длительное — продолжается до утра, и происходит на кухне. Получается, stála — «стояла» по-чешски.

В слове selka тот же корень, что в русском слове село. Речь идёт о крестьянке.

Итог: Почти до самого утра стояла крестьянка на кухне.

Грамматика

В чешском языке имена существительные делятся по родам. Существительные мужского рода могут выражать одушевлённость. Целый ряд имён существительных имеет иную, чем в русском языке, родовую принадлежность: tramvaj (ж. р.) — трамвай (м. р.), garáž (ж. р.) — гараж (м. р.), muzeum (ср. р.) — музей (м. р.).

Как и в украинском, здесь есть звательный падеж. И образуется он по той же модели: mámo, otče, synu. Что касается окончаний других падежей, они зависят от парадигмы, по которой изменяется то или иное существительное. Эта логика отличается от той, что действует в русском языке, однако знакомые общеславянские формы встретить можно. Одна из них — дательный на -ovi в мужском роде. Точно как в старославянском, древнерусском и украинском.

В чешском языке, как и в русском, прилагательные согласуются с существительными в роде, числе и падеже.

Прилагательные твёрдой разновидности примерно соотносятся с прилагательными русского твёрдого различия. То есть основа таких прилагательных оканчивается на твёрдый согласный во всех формах, а сами слова изменяются не только по падежам, но и по родам и числам:
nový student — новый студент;
nová studentka — новая студентка;
nové místo — новое место;
noví studenti (новые студенты), nové přítelkyně (новые подруги), nová místa (новые места).
nový student — новый студент;
nová studentka — новая студентка;
nové místo — новое место;
noví studenti (новые студенты), nové přítelkyně (новые подруги), nová místa (новые места).
А вот прилагательные мягкой разновидности в чешском ведут себя не как мягкое различие русского языка. Они оканчиваются на долгий мягкий «í» и склоняются одинаково вне зависимости от числа, рода и падежа. Например, moderní — и «современный», и «современная», и «современное», и «современные», а pracovní — «рабочий», «рабочая», «рабочее», «рабочие».

Смешанного различия (разновидности), которое в одних падежах имеет мягкую основу, а в других твёрдую, в чешском языке, в отличие от русского, нет.

Наречия в чешском могут обозначать:
А вот прилагательные мягкой разновидности в чешском ведут себя не как мягкое различие русского языка. Они оканчиваются на долгий мягкий «í» и склоняются одинаково вне зависимости от числа, рода и падежа. Например, moderní — и «современный», и «современная», и «современное», и «современные», а pracovní — «рабочий», «рабочая», «рабочее», «рабочие».

Смешанного различия (разновидности), которое в одних падежах имеет мягкую основу, а в других твёрдую, в чешском языке, в отличие от русского, нет.

Наречия в чешском могут обозначать:
место: tam, zde, venku (там, здесь, на открытом воздухе);
время: dnes, často, pozdě (сегодня, часто, поздно);
меру: velmi, hodně, trochu (очень, много, немного);
образ действия: dobře, hezky, snadno (хорошо, красиво, без труда).
место: tam, zde, venku (там, здесь, на открытом воздухе);
время: dnes, často, pozdě (сегодня, часто, поздно);
меру: velmi, hodně, trochu (очень, много, немного);
образ действия: dobře, hezky, snadno (хорошо, красиво, без труда).
Внешне многие наречия похожи на древнерусские (вельми, днесь), у многих есть аналоги в других славянских языках — вспомните украинское трохи и белорусское трошки. Грамматически их тоже достаточно легко отличить: всё те же суффиксы /, а исключения, как правило, общие для нескольких славянских языков. Суффикс -u, например, легко встретить в украинском и польском, а также в диалектах русского.

Начальную форму глагола «выдаёт» -t на конце, а личные формы очень напоминают русские. Для чешского языка, как и для многих славянских, очень важен глагол být — «быть». В настоящем времени, в отличие от русского языка (но почти так же, как в старославянском и древнерусском!), он принимает разные формы. Это зависит от лица:
Внешне многие наречия похожи на древнерусские (вельми, днесь), у многих есть аналоги в других славянских языках — вспомните украинское трохи и белорусское трошки. Грамматически их тоже достаточно легко отличить: всё те же суффиксы /, а исключения, как правило, общие для нескольких славянских языков. Суффикс -u, например, легко встретить в украинском и польском, а также в диалектах русского.

Начальную форму глагола «выдаёт» -t на конце, а личные формы очень напоминают русские. Для чешского языка, как и для многих славянских, очень важен глагол být — «быть». В настоящем времени, в отличие от русского языка (но почти так же, как в старославянском и древнерусском!), он принимает разные формы. Это зависит от лица:
Кадр из фильма «Хроники Нарнии: Лев, колдунья и волшебный шкаф». Режиссер Эндрю Адамсон. 2005 год. © The Walt Disney Company Walden Media
Кстати, чешские местоимения в начальной форме очень похожи на русские: , ty, on, ona, ono, my, vy. Правда, в третьем лице множественного числа всё чуть сложнее. Форма oni используется для отсылки к одушевлённым существительным мужского рода, ony — чтобы указать на существительные женского рода или неодушевлённые существительные мужского рода, а ona — если во множественном числе нужно заменить существительное среднего рода.

В косвенных падежах почти у каждого чешского местоимения форм больше, чем у его русского аналога. И всё равно их достаточно легко «вычислить»:
Кстати, чешские местоимения в начальной форме очень похожи на русские: , ty, on, ona, ono, my, vy. Правда, в третьем лице множественного числа всё чуть сложнее. Форма oni используется для отсылки к одушевлённым существительным мужского рода, ony — чтобы указать на существительные женского рода или неодушевлённые существительные мужского рода, а ona — если во множественном числе нужно заменить существительное среднего рода.

В косвенных падежах почти у каждого чешского местоимения форм больше, чем у его русского аналога. И всё равно их достаточно легко «вычислить»:
Кадр из фильма «Хроники Нарнии: Лев, колдунья и волшебный шкаф». Режиссер Эндрю Адамсон. 2005 год. © The Walt Disney Company Walden Media
В будущем времени глагол быть очень схож с русским:
В будущем времени глагол быть очень схож с русским:
Кадр из фильма «Хроники Нарнии: Лев, колдунья и волшебный шкаф». Режиссер Эндрю Адамсон. 2005 год. © The Walt Disney Company Walden Media
А теперь вернёмся к сказкам. Вот ещё один отрывок из «Мальчика с пальчик»:

Jedenkráte když muž na pole odejel orat, narodil se mu zatím doma synek.

Идём по порядку:

Jedenkráte. Попробуйте разделить это слово на морфемы. Здесь два корня: те же, что в русском однократно. Но это не точный перевод. Гораздо точнее — однажды. Здесь есть суффикс -жды, который, как и -кратно, обозначает повторение столько раз, сколько велит корень. Дважды два, например, — это «два раза по два».

Справедливости ради скажем, что в «количественном» значении в русском языке используется всё-таки единожды. Но синонимы временно́го однаждыодин раз, как-то раз. То же самое однократно, не находите?

Kdyžкогда, когда же. Возможно, для носителя русского языка это не самое узнаваемое чешское слово. Зато похожим образом оно выглядит во всех западнославянских языках. В польском, например, это kiedy.

Muž и na pole в наших комментариях, скорее всего, не нуждаются. Но если вам пока трудно воспринимать чешскую графику, не пугайтесь: это «муж» и «на поле».

Odejel. В одиночку это слово выглядит достаточно неприветливо. И это нормально, потому что сказуемое в нашем примере составное глагольное: odejel orat. По суффиксу/окончанию -t легко узнать инфинитив. Но это, конечно, не «орать». Вспомните былины и оратаевпахарей, и сразу станет ясно, что «муж на поле [что-то сделал] пахать».

Теперь разберёмся, что он мог сделать. Либо уйти, либо уехать. Приставка ode- с нами согласна — та же русская от-, одно из значений которой — удаление на какое-то расстояние. В «je», если приглядеться, можно увидеть тот же корень, что в ехать. Но на самом деле, чтобы понять, о чём речь, достаточно «разгадать» инфинитив и узнать приставку.

Narodil se — похоже на народился, то есть родился. С частицей se не всегда так просто — она часто встречается в словах, русские аналоги которых обходятся без неё. Но конкретно здесь всё совпадает.

Mu — вообще-то «ему», эта форма была в таблице выше. Только родился ему — может быть, по-чешски, но точно не по-русски. Для перевода больше подойдёт родился у него.

Zatím — не «затем», а, скорее, «тем временем». Точнее — «между тем».

Doma — «дома», ничего сложного.

Synek — «сын», «сынок», «сыночек». Слово syn мы уже упоминали, да и фонетически оно выглядит точно как русское сын. А вот -ek — аналог русского уменьшительно-ласкательного суффикса -ок. Учитывая, что «о» и «е» чередуются во многих славянских языках, всё логично.

Итог: Как-то раз, когда муж уехал на поле пахать, родился у него между тем дома сыночек.

Лексика

В чешском языке, как и в других славянских (например, в украинском) много слов, которые легко перевести неправильно, спутав с похожей по звучанию русской лексикой. Да-да, те самые «ложные друзья переводчика». Вот несколько примеров:
А теперь вернёмся к сказкам. Вот ещё один отрывок из «Мальчика с пальчик»:

Jedenkráte když muž na pole odejel orat, narodil se mu zatím doma synek.

Идём по порядку:

Jedenkráte. Попробуйте разделить это слово на морфемы. Здесь два корня: те же, что в русском однократно. Но это не точный перевод. Гораздо точнее — однажды. Здесь есть суффикс -жды, который, как и -кратно, обозначает повторение столько раз, сколько велит корень. Дважды два, например, — это «два раза по два».

Справедливости ради скажем, что в «количественном» значении в русском языке используется всё-таки единожды. Но синонимы временно́го однаждыодин раз, как-то раз. То же самое однократно, не находите?

Kdyžкогда, когда же. Возможно, для носителя русского языка это не самое узнаваемое чешское слово. Зато похожим образом оно выглядит во всех западнославянских языках. В польском, например, это kiedy.

Muž и na pole в наших комментариях, скорее всего, не нуждаются. Но если вам пока трудно воспринимать чешскую графику, не пугайтесь: это «муж» и «на поле».

Odejel. В одиночку это слово выглядит достаточно неприветливо. И это нормально, потому что сказуемое в нашем примере составное глагольное: odejel orat. По суффиксу/окончанию -t легко узнать инфинитив. Но это, конечно, не «орать». Вспомните былины и оратаевпахарей, и сразу станет ясно, что «муж на поле [что-то сделал] пахать».

Теперь разберёмся, что он мог сделать. Либо уйти, либо уехать. Приставка ode- с нами согласна — та же русская от-, одно из значений которой — удаление на какое-то расстояние. В «je», если приглядеться, можно увидеть тот же корень, что в ехать. Но на самом деле, чтобы понять, о чём речь, достаточно «разгадать» инфинитив и узнать приставку.

Narodil se — похоже на народился, то есть родился. С частицей se не всегда так просто — она часто встречается в словах, русские аналоги которых обходятся без неё. Но конкретно здесь всё совпадает.

Mu — вообще-то «ему», эта форма была в таблице выше. Только родился ему — может быть, по-чешски, но точно не по-русски. Для перевода больше подойдёт родился у него.

Zatím — не «затем», а, скорее, «тем временем». Точнее — «между тем».

Doma — «дома», ничего сложного.

Synek — «сын», «сынок», «сыночек». Слово syn мы уже упоминали, да и фонетически оно выглядит точно как русское сын. А вот -ek — аналог русского уменьшительно-ласкательного суффикса -ок. Учитывая, что «о» и «е» чередуются во многих славянских языках, всё логично.

Итог: Как-то раз, когда муж уехал на поле пахать, родился у него между тем дома сыночек.

Лексика

В чешском языке, как и в других славянских (например, в украинском) много слов, которые легко перевести неправильно, спутав с похожей по звучанию русской лексикой. Да-да, те самые «ложные друзья переводчика». Вот несколько примеров:
Čerstvý – «свежий», а не «чёрствый». «Чёрствый», кстати, — zatuchlý. Корень тот же, что у протухшего и тухлятины. Да и смысл один: и протухшие овощи, и чёрствый хлеб — испорченные.
Město — «город», а не «место». Точно такая же ловушка, как с украинским мiсто.
Život — «жизнь». Помните фразеологизм «не жалея живота своего»? Живот при этом - břicho. Похоже на брюхо, однако.
Rodina — «семья». Корень -род- многое объясняет, но запутаться всё же можно.
Kotlety — «бакенбарды», а котлеты в чешском выглядят как karbanatky. Может, поэтому Достоевский в «Преступлении и наказании» сравнивает бакенбарды Лебезятникова с двумя большими котлетами?
Čerstvý – «свежий», а не «чёрствый». «Чёрствый», кстати, — zatuchlý. Корень тот же, что у протухшего и тухлятины. Да и смысл один: и протухшие овощи, и чёрствый хлеб — испорченные.
Město — «город», а не «место». Точно такая же ловушка, как с украинским мiсто.
Život — «жизнь». Помните фразеологизм «не жалея живота своего»? Живот при этом - břicho. Похоже на брюхо, однако.
Rodina — «семья». Корень -род- многое объясняет, но запутаться всё же можно.
Kotlety — «бакенбарды», а котлеты в чешском выглядят как karbanatky. Может, поэтому Достоевский в «Преступлении и наказании» сравнивает бакенбарды Лебезятникова с двумя большими котлетами?
Естественно, это не все «ложные друзья переводчика». Их гораздо больше, например, здесь. А как заподозрить неладное и вычислить слова, которые лучше проверить по словарю, мы рассказывали в материале об украинском языке.

Знакомьтесь с чешским языком и учитесь с помощью нашего текста творить чудеса — чтобы как в сказке. Переводческой сказке.
Естественно, это не все «ложные друзья переводчика». Их гораздо больше, например, здесь. А как заподозрить неладное и вычислить слова, которые лучше проверить по словарю, мы рассказывали в материале об украинском языке.

Знакомьтесь с чешским языком и учитесь с помощью нашего текста творить чудеса — чтобы как в сказке. Переводческой сказке.
Авторы: Юлия Люленкова, Полина Меньшова
26 мая 2022, 16:00
Источники
Немцова, Б. Чешский с Боженой Немцовой. Сказки. М.: ВКН, 2017.

Супрун, А. Е., Калюта, А. М. Введение в славянскую филологию. Минск: «Вышэйшая школа», 1981.